Значение ГРЕЧЕСКИЙ ОГОНЬ в Справочнике Персонажей и культовых объектов греческой мифологии

Греческий огонь — одна из самых опасных магических смесей в мире. Используется полубогами и богами как оружие.

История[править | ]

Это была реальная, опасная смесь-оружие, использовавшаяся Византийской империей, которая контролировала Грецию и Римскую Империю. Было два типа Греческого огня: первый был химической смесью; второй создавался отражением солнечного света от множества зеркал или других гладких поверхностей (это придумал и использовал Архимед). Но смесь гораздо опаснее в изготовлении, археологи до сих пор не знают точного рецепта Греческого огня.

Перси Джексон и Олимпийцы[править | ]

Греческий огонь выглядит как зеленая жидкость и взрывается при поломке сосуда (или другого места хранения), поэтому может использоваться как бомба. Также может гореть под водой.

В Море Чудовищ домик Гефеста использует его на Гонках Колесниц.

В Лабиринте Смерти полукровки используют его против Армии Кроноса в битве Лабиринта.

В Последнем пророчествеПерси Джексон и Чарльз Бекендорф используют Греческий огонь, чтобы взорвать «Принцессу Андромеду», корабль Кроноса. Также дети Гефеста расставляют ловушки с огнем в Туннеле Холланд.

Герои Олимпа[править | ]

В Дневниках полукровкиЛука Кастеллан, Талия Грейс и Хэлсин Грин создают немного Греческого огня, чтобы уничтожить левкрот.

В Метке Афины на Арго II есть ящики с Греческим огнем. Когда на корабль нападает Сколопендра, Лео забрасывает сосуд со смесью монстру в пасть.

Известные ингредиенты[править | ]

  • Нектар
  • Спирт
  • Смола со старого факела
  • Катализатор (электричество)

Греческий огонь

27 Сентябрь 2011

Как известно из истории, греки-византийцы (ромеи) имели страшный «греческий огонь», которым они наводили ужас на врага. Один из древних летописей рассказывает, как 670 года арабская флотилия подошла к берегам Византии, ромеи подпустили противника на близкое расстояние и начали выбрасывать в море с длинных медных труб, пристроенных к носовых частей суден, известь, смоченную нефтью. Как только эта смесь касалась воды, море «занималось». В этом адском огне вражеский флот сгорел дотла.

941 года под стенами Царьграда-Константинополя ромеи сожгли флот князя Игоря, который насчитывал около 1000 суден. В знаменитом летописи «Повесть временных лет» приводится свидетельство очевидцев этого страшного зрелища: «Словно молнию … которая на небе, греки имели у себя и пускали ее, сжигая нас, поэтому мы и не одолели их». Дружинники князя Игоря пытались спастись от сокрушительного огня. Они накрывались мокрыми воловьими кожами и кожаными щитами, но тщетно. Потушить «греческий огонь» водой было невозможно. Его удавалось погасить только песком. Через это ромеи и использовали свое страшное изобретение преимущественно в морских сражениях. Интересно, что «греческий огонь» самовоспламенялся только от контакта с огнем или водой. Он вспыхивал уже от яркого солнечного света, а от сильного удара загорался со взрывом.

Состав «греческого огня» и способ его изготовления ромеи держали в величайшей тайне. Думают, что он содержал нефть, деготь, горючие соли, серу, селитру, негашеная известь, клей и некоторые другие вещества. Напоминал «греческий огонь» современный порох. По мнению советского ученого А.М. Голубя, самовоспламенения «греческого огня» объясняется наличием в нем примеси фосфидов кальция. Дело в том, что известь в древности добывали довольно примитивным способом — куски известняка обжигали в костре. Известняки же часто содержат примесь фосфорита. В горящем костре происходили следующие реакции:

CaCO3 → CaO +CO2↑;

Ca3(PO4)2 + 8C → Ca3P2 + 8CO;

Ca3(PO4)2 + 7CO → Ca3P2 + CaO + 7CO2.

Как только известь касалась воды, фосфиды кальция моментально разлагались:

Ca3P2 + 6H2O → 3Ca(OH)2 + 2PH3↑ (фосфин);

Ca3P2 + 4H2O → 2Ca(OH)2 + P2H4↑ (гидрофосфин).

Водородные соединения фосфора от контакта с воздухом самовоспламенялись:

PH3 + 2O2 → H3PO3;

2P2H4 + 7O2 → 2H3PO4 + 2HPO3

И поджигали нефть, деготь, серу и другие горючие компоненты «греческого огня»

Согласно историческим данным, впервые «греческий огонь» был применён в 673 году во время защиты Константинополя от осады арабов. Тогда секретное инженерное изобретение, о точном составе и свойствах которого ведутся споры и в наше время, спасло византийскую столицу. Вместе с этим нет никаких сомнений в том, что до того в военных конфликтах оружие с аналогичным эффектом не применялось. Дело в том, что результат его использования стал таким ошеломляющим, что самым близким к нему аналогом можно назвать разве что атаку атомными бомбами японских городов Хиросима и Нагасаки в 1945 году.

image

В то время осада Константинополя производилась преимущественно с моря, ведь с суши город был почти неприступен. Чтобы защититься от арабской навалы, инженер Каллиникос передал правящему тогда императору Константину IV рецепт неизвестного горючего состава, который должен был полностью ликвидировать нападающий флот. Правителю не оставалось ничего другого, как рискнуть и применить «греческий огонь». В результате арабы были настолько потрясены, что бежали в паническом страхе, а большинство их кораблей оказались сожженными дотла.

Главным преимуществом нового оружия было то, что состав горел и на земле, и в воде. Тушить его при этом смысла не было, ведь при взаимодействии с водой огонь только увеличивался, а спасти обстрелянный им корабль было нереально. Сырье для «греческого огня» помещалось в сосуд, который потом выбрасывался на врага за счёт специальной метательной установки. Далее смесь выливалась и загоралась в связи с взаимодействием с воздухом. Новое оружие в дальнейшем еще не раз спасало Константинополь от атак арабов.

Некоторое время спустя византийские инженеры усовершенствовали способ метания. На их флоте начали устанавливать специальные трубы, через которые «греческий огонь» выпускался под давлением, созданным при помощи насосов и мехов. Выстрел сопровождался сильным грохотом, который приводил противника в ужас. Состав смеси византийские правители держали в строгой тайне, а многочисленные попытки прочих народов узнать этот секрет успехом не увенчались. Лишь пять веков спустя император Алексей III потерял власть и сбежал из страны. Через восемь лет после этого, во время осады сирийской Дамиетты, сарацины использовали это оружие.

Даже после потери своей секретности, «греческий огонь» в военном деле применялся еще очень долго и потерял свою актуальность лишь после изобретения огнестрельного оружия. Последнее историческое воспоминание о его использовании датируется 1453 годом. К помощи горючей смеси во время осады все того же Константинополя прибегали и защищающиеся византийцы, и атакующие турки, которые в итоге праздновали победу.

После этого секрет смеси был утрачен, и многие историки посвятили поискам разгадки долгие годы, но это не привело к успеху. В связи с тем, что «греческий огонь» хорошо горел на воде, многие учёные утверждают, что основанием для его приготовления служила нефть. Самым распространённым мнением считается то, что смесь получалась в результате объединения чистой серы с нефтью. Далее ее кипятили и поджигали. Что касается пропорций состава, то это до сих пор остается загадкой.

О «греческом огне» слышали все, кто интересовался военной историей. Но что именно он собой представлял, точно не знает никто — сведения о его состава крайне разнообразны, а подчас и противоречивы. Вот лишь несколько примеров.

Арабский манускрипт, 1193 год: «Греческий огонь» — это нефть, сера, смола и деготь».

Вицентиус, алхимик XIII века: «Чтобы получить «греческий огонь», нужно взять равное количество расплавленной серы, дегтя, часть опопонакса (растительный сок. — Е.К.) и голубиного помета; все это, хорошо высушенное, растворить в скипидаре или серной кислоте, после чего поместить в прочный закрытый стеклянный сосуд и подогревать в течение 15 дней в печи. После этого содержимое сосуда перегонять наподобие винного спирта и хранить в готовом виде».

Марк Грек, «Огненная книга», 1250 год: «1 часть канифоли, 1 часть серы, 6 частей селитры в тонко измельченном виде растворить в льняном или лавровом масле, затем положить в трубу или в деревянный ствол и зажечь. Заряд тотчас летит в любом направлении и все уничтожает огнем».

Легко заметить, сколь разнятся друг с другом приведенные выше рецепты, неудивительно поэтому, что споры о составе и применении «греческого огня» не утихают до сих пор.

Сама идея была не нова — еще в 424 году до нашей эры в битве при Делии (она произошла в ходе Пелопонесской войны между греческими городами-государствами, тогда войско Фив нанесло поражение афинской армии) использовалось нечто вроде тяжелого огнемета: из полого бревна под давлением выбрасывалась горящая жидкость, которая представляла собой смесь сырой нефти, серы и масла. Как при этом не загоралось само «орудие» или оно было одноразового действия — осталось неизвестным. А в 350 году до нашей эры Эней Тактик в своем трактате «Об искусстве полководца» отметил, в частности, следующее: «Для сжигания кораблей врага употребляется смесь зажженной смолы, серы, пакли, ладана и опилок смолистого дерева».

Тем не менее большинство исследователей относят появление «греческого огня» к VII веку и связывают его с неким Каллинникосом из Гелиополиса в Сирии. Например, византийский историк Феофан сообщает: «В год 673-й ниспровергатели Христа предприняли великий поход. Они приплыли и зазимовали в Киликии. Когда Константин IV узнал о приближении арабов, он подготовил огромные двухпалубные корабли, оснащенные «греческим огнем», и корабли — носители сифонов… Арабы были потрясены, они бежали в великом страхе». Упомянутые летописцем сифоны, как принято считать, изготовлялись из бронзы, а вот как именно они метали горючий состав — неясно.

Обычно дальнобойность «греческого огня» многие ученые определяют максимум в 25 м, подчеркивая при этом, сколь мала дистанция (правда, они не подкрепляют данную цифру ни собственными расчетами, ни ссылками на летописи или другие письменные документы того времени). Однако, с одной стороны, подобный показатель не столь уж и плох, если вспомнить, что примерно на таком расстоянии могли поразить противника ранцевые и большинство танковых огнеметов времен Второй мировой войны. С другой же стороны, 25 м — дальность, достаточная для борьбы с неподвижными фортификационными сооружениями, но ее явно не хватит для стрельбы по подвижному кораблю.

Кроме того, было много других причин, препятствовавших успешному применению «греческого огня» на море. Во-первых, поскольку технические возможности той эпохи не позволяли выбрасывать огнесмесь с начальной скоростью, возможной в 1930-1940-х годах, любой порыв встречного ветра мог существенно снизить дальность стрельбы, а то и вовсе обратить оружие против самих византийцев (как рассказывал историку военной техники Свирину бывший боец инженерно-штурмовой бригады Рощин «┘по штату им полагалась специальная «огнеупорная маска», ведь если огнеметы работали не с вязкой специальной огнесмесью, а обычным легким раствором, да если воздух на исходе, а работать приходится при встречном ветре, огнеметы могли обдать самого «выпускающего» фонтаном горящих брызг»). Во-вторых, качка на море крайне отрицательно сказывалась на меткости стрельбы, причем этот недостаток ни за что не удалось бы компенсировать скорострельностью, так как и она, и боезапас у тяжелых метательных машин того времени (а именно к ним следует относить «сифоны» для метания «греческого огня») были невелики. Вдобавок качка имела еще одно негативное последствие — если один из номеров расчета «сифона» из-за нее ронял сосуд с огнесмесью, то весь корабль, мягко говоря, терял ценность как боевая единица. В-третьих, противники Восточной Римской империи могли сравнительно легко нейтрализовать «греческий огонь» в морском бою, держась метрах в 50 от византийских кораблей и поражая стрелами расчеты «сифонов». Есть и четвертое, общее, замечание — вне зависимости от состава смеси никто не упоминает о том, как она воспламенялась в момент выстрела.

Другие исследователи считают, что «греческим огнем» начинялись глиняные сосуды, которые потом применялись при помощи метательных машин или же выбрасывались из металлических труб при помощи пороха (своего рода прототип ампуломета периода Великой Отечественной войны или, если угодно, современных реактивных огнеметов). Третьи же в своих работах в качестве иллюстрации приводят рисунок ХХ века, но при этом не отдают себе отчета в том, что изображенный на нем способ не только существенно ухудшает остойчивость корабля, но требует подойти к врагу не на 25 м, а вплотную, так что в этом случае вероятность поджечь свое судно вместе с вражеским возрастает многократно.

Следовательно, помимо состава «греческого огня» тайной остается и способ его применения — их насчитывается как минимум три: «сифон», выливание с мачты и «ампуломет». Второй способ был наиболее опасным прежде всего для самих византийцев, кроме того, эту версию опровергает и византийский император Лев VI (866-912 годы), в «Тактике» которого указывается, что «приготовленный» («греческий») огонь с громом и дымом, выстреливался из трубы, которую «…cледуя обыкновению, должно всегда иметь на носу корабля… для бросания этого огня в неприятеля».

Описанный способ изображен на одной из византийских миниатюр, но ни она, ни труд Льва VI не позволяют точно определить, какая из двух оставшихся версий верна — «сифон» или «ампуломет»?

Ответ, как ни странно, лежит далеко от Византии. В 1139 году Второй Латернский собор Католической Церкви запретил «греческий огонь» как бесчеловечное оружие. Поскольку к тому времени две основные ветви христианской религии уже 85 лет были в состоянии официального разрыва и запретить что-либо византийцам католические иерархи никак не могли, то из постановления собора следует, что к первой трети XII века «греческий огонь» широко распространился в Западной Европе (выяснение того, как это произошло, не входит в задачи автора, ибо если многотысячелетний опыт чему и учит, так только тому, что, несмотря на все старания, никому не удается сохранить секретность ни одного из образцов эффективного оружия — от арбалета до атомной бомбы).

Более того, в боях за Сарагосу в 1118 году было применено то, что принято считать первыми образцами артиллерии. Но поскольку никаких подробностей сего события не сохранилось, то можно предположить, что речь идет о «греческом огне» в одном из двух вариантов (тем более что в любом случае со стороны это выглядело как выбрасываемое из металлических труб пламя). При этом вариант «ампуломета» предпочтительнее, так как такое допущение все ставит на свои места — в начале XII века «греческий огонь» применялся многими по меньшей мере на Средиземном море, а когда Католическая Церковь запретила его, то высоко оценившие новое оружие военные просто поменяли боеприпасы, заменив сосуды с запрещенной огнесмесью на не подпадающие под запрет каменные и металлические ядра. С этого и началось развитие европейской артиллерии, а принятая тогда система без коренных изменений просуществовала до середины XIX века.

Падение Рима в 476 году стало тяжелым ударом, но не приговором для разросшейся вокруг него империи. Пусть и потеряв западные провинции, римское государство с центром в Константинополе, известное нам под именем Византии, просуществовало ещё тысячу лет. Не в последнюю очередь благодаря оружию, намного опередившему своё время, — огнемёту.

image

Оружие победы

Шел 677 год от Рождества Христова. Войска Омейядского халифата стремительно расширяли границы своего молодого и сильного государства, распространяя по всему свету недавно появившуюся религию — ислам. Сперва оказалась повержена могущественная персидская империя, затем под ударами воинов Аллаха затрещала по швам Византия. Уже третий год Омейяды стояли недалеко от стен Константинополя, и хотя попытки штурмом захватить грандиозные оборонительные сооружения пока не приносили успеха, они были уверены, что город падёт по воле Всевышнего, и потому раз за разом снова сооружали осадные машины и готовили лестницы.

Арабские воины не удивились, когда из залива Золотой Рог вышли византийские корабли — император Константин IV Погонат периодически пытался отогнать господствовавший в Мраморном море флот Омейядов, но до сих пор ему этого не удавалось. Казалось бы — ещё одна битва, которая принесёт мусульманам славу, а их врагам оставит постыдное бегство. Но на сей раз всё вышло совсем иначе. Когда греки подошли ближе, стало заметно, что на носах быстроходных и манёвренных кораблей-дромонов они установили странные конструкции с медными раструбами. Возможно, кто-то из остряков попытался как-то посмеяться над ними, но скоро всем в арабском флоте стало не до шуток. Диковинные механизмы, словно разверзшиеся пасти драконов, принялись извергать пламя. Огонь охватывал один арабский корабль за другим, быстро превращая их в погребальные костры для команды. И, что было самое страшное, — пламя, словно порождение неведомого колдовства, продолжало гореть на поверхности воды, а при попытке залить его вспыхивало лишь ярче. Сражение закончилось полным поражением арабов, и через некоторое время они сняли осаду и постыдно удалились от стен Константинополя.

Это было первое применение оружия, получившего в Европе известность под названием «Греческого огня», а в Византии, жители которой считали себя не греками, а «ромеями» (то есть римлянами), — «жидкого огня» или «огня Каллиника», в честь изобретателя. Согласно сохранившимся сведениям, Каллиник был архитектором и изобретателем из Гелиополя (другое название — Баальбек), руины которого находятся на территории современного Ливана. После того как арабские воины захватили его родной город, он бежал в Константинополь, где начал работать над оружием, которое могло бы остановить продвижение войск халифата.

Читать:  Колумб — заплыв в неведомое

Нельзя сказать, что именно ему принадлежит как таковая идея разработки огненной смеси — в истории по меньшей мере со второго века до нашей эры известны отдельные случаи применения различных зажигательных составов в военных целях. Однако Каллиник смог найти очень удачное сочетание ингредиентов, которое оказалось достаточно текучим, чтобы его можно было метать в виде струи на расстояние, и в то же время достаточно вязким, чтобы не просто разбрызгиваться в стороны при столкновении с различными поверхностями, а цепляться к ним. Ко всему прочему, смесь действительно — это отмечается всеми свидетельствами об её применении — не тушилась с помощью воды и давала сильный жар при воспламенении.

Возможно, причиной тому стала тяжелая ситуация, в которую арабы поставили Византию, потерявшую к тому времени большую часть своих владений, но император Константин IV с энтузиазмом оценил перспективы нового оружия, как только изобретатель представил ему результаты своей работы. Точно неизвестно, сам ли Каллиник додумался, что греческий огонь можно метать не только в горшках с подожженным фитилём, или то был другой инженер, но греки создали специальные огнемётные установки — сифонофоры, или же сифоны, изображения которых можно увидеть на множестве средневековых гравюр.

Опережая время

Этот средневековый огнемёт представлял собой бронзовый раструб, идущий от котла, где находилась горючая смесь. Когда начинался бой, внутрь котла с помощью ручного насоса нагнетали воздух и одновременно его подогревали на огне, раздуваемом кузнечными мехами. Давление постепенно поднималось, благодаря чему после открытия специального клапана из раструба вырывалась воспламеняющаяся жидкость, пролетавшая расстояние до 35 метров. Стоило лишь поджечь её факелом — и получалась ревущая огненная струя, гибельная для деревянных кораблей того времени и наводившая ужас на вражеских моряков.

Читать:  Гаммельнский крысолов — уход в неизвестность

Византийцы очень быстро вооружили новым оружием свои боевые корабли. Не стоит, впрочем, думать, что сифоны стояли на всех имперских судах — ромеи слишком хорошо понимали, что, попав не в те руки, греческий огонь может обернуться против них, и хранили тайну его производства пуще зеницы ока. Различные компоненты зажигательной смеси никогда не заказывали у одного поставщика, равно как и отдельные детали сифонофоров производились в разных мастерских, собирая их вместе уже в морском арсенале перед непосредственной установкой на дромоны. Вооружались смесью лишь суда, составлявшие ударный кулак морских сил империи, да стратегически важные крепости, при обороне которых сифонофоры оказались незаменимым оружием. При этом капитаны кораблей и командиры гарнизонов в случае угрозы захвата были обязаны позаботиться о том, чтобы враг не заполучил ни капли «жидкого огня» в свои руки.

Меры предосторожности работали отлично. Арабы, которым, пожалуй, чаще прочих приходилось сталкиваться с губительной мощью греческого огня, так и не смогли раскрыть его секрет. Они пытались создать аналог смеси и даже использовали результат своих экспериментов в бою, но до эффективности оригинала суррогату оказалось далеко. Менее подкованные в технологическом плане народы не добились и таких успехов. Более того, по сей день точно неизвестно, какие компоненты и в каких пропорциях входили в состав «жидкого огня». Ясно лишь, что в основе его была нефть, которую Византийская империя добывала сперва в Закавказье, а затем в северном Причерноморье.

Примерно в конце девятого века ромейские инженеры разработали уменьшенную версию сифонофора, которую мог переносить и использовать один человек. В одном из многочисленных трактатов, вышедших из-под пера императора Льва VI Философа, говорится, что это были «маленькие сифоны, из которых стреляли вручную из-за железных щитов… Из этого приспособления можно выбросить приготовленный огонь прямо в лица врагов». Судя по всему, их использовали как мобильное оружие ближнего боя при обороне крепостей — несколько огнемётчиков с ручными сифонами, оказавшись в нужном месте, могли сосредоточенным огнём поджечь вражескую осадную башню или заставить противника в ужасе покинуть стены, на которые он только что с таким трудом взобрался.

Читать:  Литовская Русь вместо Московского царства?

Нет в мире совершенства

Кроме описанного выше морского сражения с флотом Омейядского халифата, известно множество случаев применения «жидкого огня» против самых разных врагов Византийской империи. Пришлось испытать его действие на своей шкуре и нашим предкам. В 941 году князь Игорь, отправившись в поход на Константинополь, был встречен в море византийским флотом. Завязавшееся сражение окончилось сожжением множества русских кораблей и бегством остальных, которым удалось спастись лишь благодаря выходу на прибрежные отмели, где имевшие большую осадку византийские дромоны не могли продолжать преследование. Столь же бесславно из-за греческого огня окончился поход 1043 года, организованный Ярославом Мудрым, — редкая неудача в жизни этого князя.

И всё же сифонофоры не стали супероружием, которое неизменно приносило победу. Они имели целый ряд недостатков, ограничивавших возможности применения. Флоту, для того чтобы успешно использовать греческий огонь, требовалось спокойное море и отсутствие ветра — в противном случае он вполне мог перекинуться на византийские корабли, что привело бы к катастрофе. Для обслуживания средневековых огнемётов требовались подготовленные специалисты, ошибка в работе которых могла привести к несчастным случаям вплоть до взрыва котла с подогретой зажигательной смесью. Наконец, на практике огнемёты оказывались применимы только в морских боях или же при обороне и штурме крепостей. В поле из-за низкой мобильности и малого радиуса действия они оказывались абсолютно бесполезны и представляли опасность скорее для византийской армии, чем для вражеской. Потому мы не знаем ни одной сухопутной битвы, где сифонофоры сыграли бы какую-то роль. Наконец, с появлением огнестрельного оружия преимущества старинных огнемётов стали вовсе сходить на нет. В последний раз использование греческого огня мы увидим в 1453 году, во время обороны Константинополя от турок. Однако «огонь Каллиника» ничего не смог противопоставить османской артиллерии, и его секрет был забыт вместе с гибелью Византии.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий