Роль государственной власти в развитии института государственного частного партнерства

Содержание

Независимый эксперт Александр Ерофеев об особенностях применения ГЧП в России

Проектов ГЧП мало, их конечный успех и польза для общества отнюдь не очевидны

Прошедший год, как ни один из предшествующих, был очень важным для определения перспектив применения в России механизма государственно-частного партнерства (ГЧП). Подписано несколько знаковых концессионных соглашений; реализуются планы передачи в концессию предприятий ЖКХ; принят закон о ГЧП; заработала в платном режиме «дорога через Химкинский лес», а по объектам, введенным в эксплуатацию раньше (например, дороге М1 и аэропорту «Пулково»), можно уже делать какие-то выводы об эффективности. Ну и, конечно, развернувшаяся борьба вокруг системы «Платон»… Так что можно подводить первые итоги и размышлять о будущем.

ГЧП (если говорить просто) – это когда объекты общественной инфраструктуры строятся и управляются частным бизнесом и на частные деньги, а оплата производится государством или пользователями по конечному результату, в зависимости от качества предоставленной обществу услуги. ГЧП развивается в России с середины 2000-х гг. Сейчас об использовании этого механизма для решения инфраструктурных проблем много говорится на самых разных уровнях – от самого высокого до разного рода конференций, центров ГЧП и т. д. Иногда создается впечатление, что ГЧП – чуть ли не панацея от инфраструктурных бед России.

А на деле все пока не очень радужно. Проектов мало, их конечный успех и польза для общества отнюдь не очевидны. Мировой опыт показывает (а недавний отечественный – уже подтверждает), что неосмотрительное привлечение частных инвесторов в инфраструктуру может вызывать очень негативный общественный резонанс, а цена ошибок (банкротства проектов) гораздо выше, чем при обычных бюджетных закупках. Это хорошо описано еще в «Былине об Илье Муромце и Соловье-разбойнике»: «прямоезжая дорожка заколодела, заколодела дорожка, замуравела» в результате установления оператором дороги запретительно высоких тарифов, и люди предпочли ездить по гораздо более длинной окольной дороге, что в результате имело плачевные последствия как для самого оператора, так и для публичной стороны в лице князя Владимира.

И еще наблюдение на основе международного опыта, самого свежего: применение ГЧП в мире в последнее время снижается. Например, все чаще деприватизируются водоканалы, все больше инфраструктуры строится на бюджетные деньги. Это объясняется меньшим объемом рисков, которые готовы брать на себя инвесторы и банки после глобального финансового кризиса. Они уже не окупают более высокой стоимости финансирования частного сектора.

Что это означает для России? Отнюдь не бесперспективность ГЧП. В наших условиях только один аргумент в пользу ГЧП может перевесить все аргументы против – стоит только взглянуть на многократный рост строительных бюджетов по всем известным господрядным проектам (Сочи, стадион в Петербурге, мост на остров Русский и проч.), равно как и на перекладываемый каждый год асфальт на российских дорогах. При ГЧП, по крайне мере теоретически, этого не должно происходить – ведь оплата здесь, как было сказано, происходит по конечному результату, а условия, предложенные победившим инвестором, жестко фиксируются в соглашениях с государством и банками.

Но есть, как говорится, нюансы. Когда «частным» партнером в ГЧП выступают государственные банки, они же дают и кредиты, фондируя их из государственных источников, и все это обеспечивается разнообразными государственными гарантиями, смысл ГЧП во многом выхолащивается. Скажу несколько слов об условиях, необходимых для эффективности ГЧП, и ключевых проблемах, которые надо решить.

Первое. Уровень конкуренции за проекты. Кто, собственно, в российских условиях эти самые инвесторы в ГЧП? По крупнейшим проектам их круг пока ограничен несколькими финансовыми организациями, подконтрольными государству, и бизнесменами, к государству близкими. Между тем в основе идеологии ГЧП – конкуренция среди участников, способных наиболее надежно, эффективно и дешево (именно в таком порядке – об этом позже) осуществить инфраструктурный проект. Вывод: надо привлекать в проекты отраслевых инвесторов – российских (но их немного) и иностранных. По сложным объектам, где ГЧП как раз наиболее оправданно, именно последние могут привнести необходимые опыт и технологии. Как это сделать?

Приходится признать, что в последние годы интерес иностранных профильных инвесторов к российским инфраструктурным проектам падает и это связано не только с макрофакторами. Поучаствовав в нескольких конкурсах, где победитель, как оказалось, был предопределен заранее, многие решили больше не тратить свое время и деньги (борьба за проект ГЧП – дорогое удовольствие). Без повышения прозрачности положение не изменить.

Второе. Количество привлекательных для бизнеса и эффективных для общества проектов. Все, кто в теме, знают, насколько их мало, особенно на региональном уровне, где как раз и должен формироваться рынок. И причин этому, с моей точки зрения, две: в целом низкая квалификация соответствующих представителей государства и нехватка практичных рекомендаций из «центра», где и как применять ГЧП. Отсюда необходимость в мощном центре ГЧП на федеральном уровне, вырабатывающем такие стандарты и контролирующем их применение.

Сейчас возлагаются большие надежды на механизм так называемой частной финансовой (или частной концессионной) инициативы, когда проект готовит не госорган, а сам частный инвестор. В некоторых ситуациях это и правда единственно возможное решение. Но подходить к этой схеме надо с осторожностью, поскольку она может вызвать злоупотребления, связанные с ограничением конкуренции, и последующие обвинения в адрес государства.

Третье. Финансирование проектов. Я намеренно поставил эту проблему только на третье место, хотя сейчас она наиболее очевидна: условия и объемы кредитования, предлагаемые всеми российскими банками, кроме 3–4 государственных, делают любое ГЧП (где сроки окупаемости могут исчисляться десятилетиями) бессмысленным. К тому же ушел с рынка ЕБРР, а иностранные банки, в том числе пресловутые китайские, не кредитуют в рублях (кстати, возможность частичного гарантирования валютного риска для иностранных банков и инвесторов – отдельная тема).

Здесь надо отметить два момента. Когда денег на рынке и так почти нет, конкуренция госбанков между собой в составе разных консорциумов – объективно вредная вещь. Фактически конкурсанты соревнуются в степени близости к дешевым государственным и пенсионным деньгам, а не проработанности заявок и собственной финансовой надежности. Поэтому надо сделать все виды финансирования доступными для любого победившего участника конкурса.

И еще. От государственных мужей всех уровней приходится слышать, что ГЧП позволит построить необходимую инфраструктуру, когда на это нет средств в бюджете. В качестве основного аргумента в пользу ГЧП это утверждение в большинстве случаев несостоятельно. Платить за инфраструктуру в конечном счете все равно приходится обществу, а если у государства нет денег, то ему их занять всегда дешевле, чем частному инвестору. К тому же строить за бюджетный счет существенно быстрее, поскольку концессионные конкурсы – долгое и дорогое дело. Это понимают практичные китайцы, чье инфраструктурное чудо создавалось в основном за бюджетные деньги. Но с учетом отмеченной российской специфики данный факт у нас может просто означать , что «частное» долговое финансирование (которое, как говорилось ранее, все равно никакое не частное) проектов ГЧП может быть во многих случаях замещено государственным, при этом все остальные ценные элементы ГЧП (необходимость для инвесторов вкладывать акционерный капитал и оставаться в проекте длительное время, оплата за оказанную обществу услугу, а не освоение бюджета, четкое фиксирование в соглашении обязательств обеих сторон и т. д.) сохраняются. А после выхода таких проектов на менее рискованную операционную стадию и при благоприятной конъюнктуре они могут рефинансироваться на внутреннем и международных рынках, в том числе через инфраструктурные облигации.

И, наконец, четвертое. Многие предлагаемые рынку проекты ГЧП пока плохо продуманы и структурированы. Вот только два примера. Практически единственный критерий в концессионных конкурсах по дорожным проектам сейчас – цена строительства и эксплуатации. Способность конкурсантов выполнить проект за эту цену как с технической, так и с финансовой точек зрения проверяется недостаточно. А это уже в ближайшее время грозит банкротством проектов с необходимостью для государства (а значит, и налогоплательщиков) нести огромные дополнительные затраты. Что касается нынешней кампании по передаче в концессии находящихся в плачевном состоянии предприятий ЖКХ, то очень важно четко прописать обязательства инвестора по проведению инвестиционной программы и повышению эффективности. Иначе либо серьезные инвесторы не придут (если по условиям концессии на них будут возложены риски, которые они не могут контролировать, – риски состояния не менявшихся десятилетиями сетей, политических решений по тарифам и т. д.), либо основная задача таких концессий – ликвидация последствий длительного недоинвестирования и воровства – не будет выполнена, из предприятий ЖКХ будут выжаты последние соки и последует еще один всплеск общественного недовольства.

Закончить хотел бы вот чем. Три года назад мы выпустили исследование EY по результатам опроса участников рынка инфраструктуры, в заглавии которого на русском и английском языках по-разному обыграли аббревиатуру ГЧП/PPP: соответственно «Гарантированно, Что Полезно. Главное, Чтобы По-честному» и «Proven Practical Path. Proper Policy, Please». Эти два тезиса – о необходимости честных правил игры и внятной государственной политики инфраструктурного развития – остаются главными. Предвидя обвинения в идеализме и недоучете российских реалий, тем не менее рискну сказать, что без прогресса по намеченным в этой статье направлениям серьезных успехов в развитии ГЧП не будет, а большие дополнительные финансовые затраты для общества и связанные с ними новые социальные взрывы, наоборот, весьма возможны.

Автор – независимый эксперт по инфраструктурному финансированию, в 2004–2015 гг. руководитель групп проектного финансирования и государственно-частного партнерства в компаниях KPMG и EY

Новости СМИ2 ГлавнаяКоллекция «Revolution»Экономика и экономическая теорияГосударственно-частное партнёрство

Понятие и формы государственно-частного партнёрства в сфере экономики и государственного управления. Классификация форм и моделей государственно-частного партнёрства. Особенности ГЧП в России. Модели партнерства государственных и частных предприятий.

Рубрика Экономика и экономическая теория
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 04.02.2017
Размер файла 41,8В K

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.Рекомендуем скачать работу.

image

Суть концессионного соглашения. Статья о концессионном соглашении. Закон о концессионных соглашениях. Условия концессионного соглашения.

Концессионные соглашения – особый вид договоров, при заключении и исполнении которых происходит передача государственного либо муниципального имущества частному инвестору с целью его реконструкции и дальнейшей эксплуатации.

К концессионным соглашениям относятся и договоры, условия которых предусматривают создание объекта частным инвестором в будущем, но при этом условия о передаче объекта инвестору для дальнейшей эксплуатации им объекта аналогичны.

Заключение таких соглашений – это способ инвестировать в экономику государства с целью поддержания его жизненно важных функций: дороги, здравоохранение, образование и т.д.

Заключение концессионных соглашений – общемировая практика. В российском законодательстве такая практика применяется с 1991 года, то есть с начала перехода на рыночную экономику. Однако в то время регулирование было фрагментарным и не имело специального закона. Законодательно урегулированы вопросы коммерческой концессии были лишь в 2005 году.

Аналогичны концессионным по своей сути соглашение о разделе продукции и энергосервисный договор. В первом случае осуществляется разделение добытой продукции в основном в счет оплаты налогов инвестором, во втором – происходит частное инвестирование в энергосистему (две цели – обновление оборудования и экономия электроэнергии, выплаты осуществляются за счет достигнутой экономии).

Однако соглашение о разделе продукции и энергосервисные договоры используются только в узких сферах: недропользование и энергетика. Концессионное же соглашение применимо во многих сферах: дороги, теплоснабжение, водоснабжение, водоотведение, газоснабжение, метрополитен, аэродромы и иное.

Следует отличать концессионное соглашение и от соглашения о государственно-частном партнерстве: при заключении соглашения о государственно-частном партнерстве право собственности на объект может перейти инвестору, в то время как обязанность его дальнейшей эксплуатации может быть возложена на государство. Это новый вид инвестирования в государственную экономику: закон вступил в силу в 2015 году.

Таким образом, концессионное соглашение – это особый вид договора, при котором инвестор обязуется возвести либо реконструировать объект инфраструктуры, находящийся в государственной собственности, и в дальнейшем эксплуатировать его за плату в соответствии с его предназначением.

Кто может заключать соглашение

Со стороны инвестора может выступать любая коммерческая организация либо индивидуальный предприниматель, как российские, так и иностранные. Допустимо заключение соглашения и с несколькими инвесторами.

Со стороны государства выступают государственные органы, органы субъектов Российской Федерации, муниципальные органы (в зависимости от того, на чьем балансе находится имущество, требующее вложения инвестиций).

В отношении чего можно заключать концессионное соглашение

Соглашение заключается в отношении недвижимости, которую необходимо построить либо реконструировать. В отношении объектов движимого имущества соглашения не могут быть заключены, равно как и в отношении объектов интеллектуальной собственности. При этом недвижимость должна либо принадлежать государству до заключения соглашения (реконструкция) либо после возведения (строительство).

Природа концессионного соглашения

Как строительство, так и реконструкция недвижимости требует длительного времени, ввиду чего соглашения заключаются на долгий срок: средний срок действия соглашения – 20-30 лет.

После строительства либо реконструкции объект передается инвестору для использования и иной эксплуатации его по его целевому назначению, при этом право собственности на объект остается у государства, а пользование объектом оплачивается со стороны инвестора.

В некоторых случаях (к примеру, объект является социальным, и его эксплуатация не принесет прибыли инвестору) предусматривается оплата со стороны государства.

Инвестор обязан эксплуатировать объект в соответствии с его целевым назначением и условиями соглашения на протяжении всего срока, установленного соглашением.

Каждое из соглашений индивидуально, зависит от объекта, сроков, объемов привлекаемых инвестиций. Кроме того, соглашение – это несколько видов договоров в одном (как минимум, договор подряда и договор аренды), следовательно, и правовое регулирование применяется в зависимости от вида договора.

Обязательные условия соглашения

— Возведение либо реконструкция объектов соглашения в установленные сроки совместно с порядком предоставления земельных участков для выполнения работ;

— Осуществлять деятельность, определенную соглашением в течение установленного срока после возведения либо реконструкции соответствующего объекта недвижимости;

— Срок соглашения;

— Конкретизация, в том числе технико-экономические показатели, объекта соглашения.

Цель соглашения

Соглашение – это вид частных инвестиций в широкий спектр объектов инфраструктуры, принадлежащих государству совместно с передачей прав на некоторые виды деятельности частным инвесторам. Цель для государства в таких соглашениях – работоспособная инфраструктура, цель инвестора – получение прибыли.

Елена Миронова, юрист-аналитик. Блондинка. Люблю розовое. Нравится поп-музыка. Отдаю предпочтение судебным спорам по банкротству, займам.

Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

а) защита и охрана интеллектуальной собственности (от регистрации товарного знака до споров по любым результатам интеллектуальной деятельности, в т.ч. сами товарные знаки, программы для эвм);

б) корпоративные вопросы и споры (от организации и проведения ГОСУ, ВОСУ до оспаривания сделок, взыскания убытков с директора, признания решений органов управления недействительными);

в) ведение судебных споров (споры в судах общей юрисдикции, арбитражных судах, третейских судах);

г) налоговые вопросы (от аудита бизнес-процессов на предмет налоговых рисков, сопровождения налоговых проверок до оспаривания результатов проверок, иных актов налоговых органов);

д) коммерческая практика (правовое сопровождение бизнеса по различным вопросам);

е) юридическая помощь по уголовным делам (как правило, связанным с предпринимательской деятельностью);

ж) защита активов компаний и собственников бизнеса. 

Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалам в Разделе «Статьи».

image

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! 

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон  +7 (383) 310-38-76Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма «Ветров и партнеры» больше, чем просто юридические услуги

18 апреля 2018, 20:33Бизнес   Экономика    

Чем выгодно государственно-частное партнерство и как оно может стать конвейером инвестиционных проектов, рассказывает Игорь Пугач, специалист Центра экономического развития Узбекистана.

Фото: Эльдос Фазылбеков / Spot

В Узбекистане разрабатывается закон «О государственно-частном партнерстве». Этот механизм уже внедряют в сфере дошкольного образования, также запланированы проекты в нише трансферов, строительстве дорог и других направлениях.

Эксперт Spot объясняет, что нужно учесть при разработке закона и внедрении ГЧП в условиях Узбекистана, какие выгоды получит государство и бизнес и где еще можно применить ГЧП.

Игорь Пугач

Специалист Центра экономического развития Узбекистана

Потребности безграничны, а ресурсы ограничены — это справедливо не только для отдельного человека или компании, но в еще большей степени для государства. Никакого бюджета не хватит, чтобы решить все насущные и неотложные задачи.

Способ решения этой проблемы давно выработан в мировой практике. Это привлечение частного бизнеса к решению социально значимых задач, налаживание сотрудничества государства с частным сектором.

Именно взаимовыгодное сотрудничество, а не насильственное изъятие ресурсов у частника позволяет обеспечить экономическое развитие и рост благосостояния общества в целом и каждого гражданина.

Где и как работает ГЧП

Соглашение о ГЧП — это договор между госорганом или госорганизацией и субъектом частного бизнеса (юридическим или физическим лицом). Частный партнер в его рамках выполняет функции государственного органа и/или приобретает право использовать в коммерческих целях объекты государственного имущества.

Такие соглашения заключаются для проектирования, финансирования, строительства, реконструкции, капитального ремонта (реставрации), эксплуатации, обслуживания объектов, и/или управления ими.

Привлечение частных инвестиций должно увеличить предложение поставляемых государством товаров и услуг, сделать их более качественными и доступными для потребителей.

ГЧП может осуществляться в любой сфере, где госструктуры выступают в качестве поставщика, но наиболее часто проекты реализуются:

  • при строительстве и модернизации объектов инфраструктуры (дорог, линий электропередач, аэропортов);
  • в социальной сфере (образование, здравоохранение, социальное обслуживание);
  • в коммунальном хозяйстве (создание и обслуживание инженерных коммуникаций, ремонт зданий);
  • в сфере прикладной науки, инноваций и технологий (разработка и внедрение новых технологий, производство моделей техники, промышленных образцов товаров);
  • при оказании госуслуг.

У ГЧП есть несколько характеристик, отличающих его от других форм взаимодействия государства с частным бизнесом:

  • заключение юридически обязывающего соглашения;
  • совместное участие в реализации проекта;
  • объединение ресурсов государственного и частного партнеров — например, частный партнер строит и оснащает школу, а государственный организует выделение земельного участка, подготовку проектно-сметной документации и покрывает часть затрат;
  • среднесрочный или долгосрочный период соглашения: от 3 до 30 лет с возможностью последующего продления (в сферах, где поставщиком товаров и услуг выступает государство, стоимость строительства и модернизации объектов обычно выше, а сроки реализации и окупаемости проектов длиннее, чем в сферах с преобладанием частного сектора);
  • разделение рисков;
  • участие частного партнера в создании, а также, возможно, в использовании и обслуживании объекта соглашения;
  • частный партнер выбирается на основе конкурсных процедур.

Некоторые существенные положения хотя и не обязательны, но часто встречаются:

  • оказание государственной услуги или производство товара частным партнером — предприниматель может построить детский сад и передать его госоргану, но на практике часто управляет им в течение срока, установленного соглашением;
  • предоставление со стороны государства льгот, преференций, гарантий и обязательств.

ГЧП может осуществляться в институциональной или контрактной форме. При институциональная форме создаются смешанные государственно-частные предприятия. Контрактная форма осуществляется на основе различных видов коммерческих договоров, в том числе:

  • договоров аренды и лизинга госимущества;
  • договора безвозмездного пользования госимуществом;
  • доверительного управления;
  • концессионного соглашения;
  • сервисного контракта;
  • договоров на разработку технологии, изготовление опытного образца, опытно-промышленное испытание и мелкосерийное производство.

Выгоды государства и бизнеса

ГЧП — это равноправное и взаимовыгодное сотрудничество государства и частного бизнеса. Государство увеличивает объемы производства товаров и услуг, экономит бюджетные средства, может выбрать наиболее эффективный способ обеспечения потребителей и реализует проекты, которые не смогло бы осилить без частных инвестиций.

Выгоды частного бизнеса — доход от объекта ГЧП, который в ином случае пришлось бы арендовать или покупать и, что самое важное в условиях рыночной конкуренции, наличие гарантированного рынка сбыта благодаря госзаказу или потребителям поставляемых государством товаров и услуг.

Во многих странах, в том числе в СНГ, ГЧП регулируется специальным законом. В Узбекистане проект закона «О государственно-частном партнерстве» пока разрабатывается. Но механизмы ГЧП уже применяются в различных сферах, таких как жилищное и дорожное строительство, строительство и реконструкция объектов социальной сферы и некоторых других.

Первый нормативно-правовой акт, регулирующий отношения ГЧП в Узбекистане, носит отраслевой характер и принят для системы дошкольного образования. Президент подписал постановление, которое предоставляет ряд льгот тем, кто хочет открыть частный детский сад: освобождение от уплаты налогов, таможенных пошлин, бесплатные земельные участки, здания по нулевой стоимости и многое другое. Документом также определяются формы, в которых может реализовываться ГЧП в этой сфере, но возможны и другие формы, определяемые Кабинетом министров.

Существенным условием соглашений о ГЧП является срок их действия. В случаях, когда государство предоставляет частному партнеру земельный участок или недвижимость, срок действия соглашений — не менее 30 лет. Исключение — концессионные соглашения, по которым имущество остается в собственности государства, срок их действия до 15 лет. Сроки действия соглашений, где передача частному партнеру недвижимости не предполагается, могут составлять от 1 года до 10 лет. В этом случае частный партнер имеет преимущественное право на продление соглашения.

Проблемы и перспективы: как быть со льготами?

ГЧП может быть полезным для частного бизнеса. В долгосрочной перспективе возрастает защищенность инвестиций, так как частная компания получает госактивы и госзаказы на товары или услуги объекта соглашения.

Но при оценке перспектив ГЧП следует учитывать, что главный стимул для частного бизнеса — прибыль.

Частники нуждаются не только в финансовой поддержке со стороны государства в форме различных субсидий и льгот, более того, во многих странах это не самый важный аспект. Правовая и административная поддержка, консультационное и информационное содействие и обеспечение гарантированного сбыта продукции — достаточный стимул для участия частного бизнеса.

Такова, например, позиция Министерства национальной экономики Казахстана. Там специальных льгот частным партнерам не предоставляется. Считается, что они должны работать в условиях здоровой рыночной конкуренции.

Отечественная ситуация отличается тем, что государство не всегда имеет возможность оплачивать услуги частных инвесторов и возмещать им затраты по реальным рыночным ценам. Предоставление льгот оправдано, если позволяет снизить плату для конечного пользователя, сделать услугу более доступной.

Другой случай оправданности льгот — реализация проектов в низкодоходных инфраструктурных отраслях и социальной сфере. Льготы могут помочь увеличить число проектов, объем частных инвестиций и предложение товаров (услуг) потребителям.

В случае системы дошкольного образования есть противоречие: с одной стороны, существенные налоговые льготы, а с другой, требование предоставлять услуги семьям, нуждающимся в социальной поддержке по цене, не отражающей затраты на оказание этих услуг.

Как решить эту проблему? Можно найти возможность оплаты услуг за социально незащищенных потребителей другими лицами. Нехватка частных средств в сфере дошкольного образования связана с двойным налогообложением.

Если работодатель вносит родительскую плату в детские сады за детей своих сотрудников, он должен выплатить с этой суммы налог. При этом родитель получает материальную выгоду, с которой тоже должен заплатить подоходный налог. Поэтому предприятиям неинтересно уплачивать родительскую плату за своих работников.

Оплата обучения в вузах, например, вычитается из налогооблагаемого дохода физического лица независимо от того, заплатило оно само за обучение или это сделал работодатель. Можно ввести такое освобождение и для детских садов, хотя бы в пределах суммы, установленной за содержание детей в государственных дошкольных учреждениях.

Что мы хотим получить в итоге?

Значительное расширение использования механизмов ГЧП невозможно без создания правового поля — принятия закона о ГЧП и доработки закона «О концессиях» с учетом того, что концессионные соглашения могут заключаться не только в ресурсных отраслях, но и в инфраструктурных и в социальной сфере, причем не только с иностранными, но и отечественными инвесторами.

Частью государственной поддержки ГЧП должна стать методическая поддержка: разработка методических рекомендаций, практических пособий и инструкций как для государственных, так и для частных партнеров, в том числе с учетом особенностей каждой сферы. Конечной целью должна стать автоматизация процесса.

Система господдержки ГЧП должна обеспечить запуск «конвейера инвестиционных проектов». Необходимо создать такую деловую среду, когда частный бизнес мог бы легко повторить успешные проекты ГЧП, тиражировать их.

В этом смысле можно говорить о «франшизе ГЧП» как коммерчески успешной технологии участия частного бизнеса в решении общественно значимых задач.

Ранее Spot на карточках объяснял, как открыть детский сад на основе ГЧП.

Материалы по теме

Последние новости

Вчера, 21:19 Обучение

Создается университет «Новый Узбекистан»

Факультетов будет пять: инженерное дело, естественные науки, менеджмент, агротехнологии и IT. Учебный процесс начнется в сентябре. Вчера, 19:00 Бизнес

Korzinka.uz «Караташ» 10 лет: время посетить обновленный супермаркет

Сеть супермаркетов korzinka.uz открыла магазин на улице Караташ, который временно был закрыт для обновлений. Вчера, 18:52 Бизнес

«Сейчас мы заплатили бы во много раз больше» — Ники Курдиани о покупке контрольного пакета Payme

По словам топ-менеджера TBC Bank Group, компания купила контрольный пакет сервиса за хорошую цену. Вчера, 18:29 Бизнес

В «Узбекнефтегазе» рассказали о борьбе с кумовством

Выяснилось, что во многих случаях в системе происходит усиление родственных отношений. Вчера, 17:00 Финансы 1

Обзор: самые доходные сумовые офлайн-вклады в Узбекистане на июнь 2021 года

Максимальная процентная ставка выросла до 22%. Большинство банков предлагают вклады под 20% годовых. Вчера, 16:59 Экономика 1

«Социалистический строй позволяет концентрировать усилия ради общей цели» — о победе Китая над нищетой

Китай готов обменяться с Узбекистаном опытом прохождения пути ликвидации нищеты. Вчера, 15:50 Бизнес

«Лукойл» планирует направить $12 млрд на совместные проекты с Узбекистаном

Компания и так уже является одним из крупнейших инвесторов с показателем в $8 млрд. Вчера, 15:21 Свой бизнес

«Аналогов у нас нет, но нельзя опускать планку» — как Ильшат Юлдашев соединил науку и бизнес в «Планете знаний»

Руководитель проекта «Планета знаний» Ильшат Юлдашев рассказал Spot, как вложил все свободные финансы в популяризацию науки среди детей, а теперь его проект сотрудничает с частными школами, и на его базе создан учебный центр.

Государственно-частное партнерство (ГЧП) – успешно применяемый во многих странах механизм взаимодействия государства и частного бизнеса, широкое применение которого назрело в Российской Федерации.

В свете системного кризиса в мировой экономике и процессов глобализации, отношения государства и частного бизнеса являются важным элементом стабильности развития страны, и во многом от государства и его желания взаимодействовать с частным сектором в кризисных условиях зависит успешная реализация ГЧП.

Термин «государственно-частное партнерство» является прямым переводом английского «public-private partnership» (PPP), который применяется во многих зарубежных странах и означает взаимодействие государства и частного бизнеса в целях решения общественно значимых задач на всех уровнях.

Для частного бизнеса ГЧП – это возможность получать стабильную прибыль от эксплуатации объектов государственной собственности или при оказании услуг, которые обычно оказывались государством. Одновременно ГЧП, при соблюдении всех необходимых норм, может являться для компаний весьма надежным способом инвестиций и развития.

Для государства ГЧП — способ привлечения частных инвесторов для финансирования и управления государственным имуществом, которое обычным образом не может быть отчуждено (или государство не планирует такого отчуждения), при условии улучшения качества «социальной составляющей» такого управления (повышение качества оказываемых услуг, снижение тарифов и др.).

При соответствующем правовом оформлении и хорошей организации ГЧП будет выгодно как для государства, так и для частных компаний, а также для граждан.

В настоящее время сложилась следующая квалификация механизмов ГЧП, в зависимости от объема прав и обязанностей частного партнера:

1) BOT (Build, Operate, Transfer – строительство, управление, передача). Данный вид отношений относится к концессии (о правовом регулировании концессии речь пойдет ниже) и означает, что частный партнер осуществляет создание объекта инфраструктуры, после чего он на определенный срок получает право эксплуатации данного объекта. По истечении данного срока частный партнер передает объект в собственность государства. Механизм BOT используется при строительстве сложных и дорогостоящих инфраструктурных объектов (автострады, мосты, тоннели, аэропорты, стадионы и другие).

2) ВООТ (Build, Own, Operate, Transfer – строительство, владение, управление, передача). В данном случае частный партнер приобретает право собственности на построенный им объект вплоть до истечения срока соглашения об использовании, а в остальном аналогично ВОТ.

3) ВТО (Build, Transfer, Operate – строительство, передача, управление). В этом случае частный партнер осуществляет строительство объекта, после чего передает его государственному партнеру в собственность, при этом используя объект для оказания связанных с ним услуг, а государственный партнер возмещает затраты частного партнера.

4) ВОО (Build, Own, Operate – строительство, владение, управление). Созданный объект по истечении срока соглашения остается в собственности частного партнера, в остальном схоже с ВООТ (п.2 выше).

5) ВОМТ (Build, Operate, Maintain, Transfer – строительство, управление, обслуживание, передача). В данном случае частный партнер, помимо прочего, несет ответственность за содержание и текущий ремонт построенных им объектов.

6) DBOOT (Design, Build, Own, Operate, Transfer – проектирование, строительство, владение, управление, передача). Частный партнер наряду со строительством также осуществляет и проектирование объектов, в остальном аналогично ВООТ (п. 2 выше).

7) DBFO (Design, Build, Finance, Operate – проектирование, строительство, финансирование, управление). Особенность заключается в том, что помимо осуществления частным партнером проектирования, оговаривается его ответственность за финансирование строительства объектов.

Вышеперечисленные виды ГЧП можно считать основным, но имеются и иные, более специализированные виды и формы ГЧП, такие как:

8) BTL (Build, Transfer, Lease – строительство, передача, аренда). В этом случае права пользования построенными объектами передаются частному партнеру в соответствии с договором аренды.

9) RTL (Rehabilitate, Transfer, Lease – реконструкция, передача, аренда). Отличие от п. 8 в том, что речь идет о существующих объектах, модернизацию и/или реконструкцию которых должен осуществить частный партнер.

10) ROT (Rehabilitate, Operate, Transfer – реконструкция, управление, передача). В данном случае осуществляется передача от государства частному партнеру существующего объекта, находящегося в государственной собственности, на условиях осуществления частным партнером модернизации данного объекта и последующей его эксплуатации.

Также стоит отметить и классическую концессию (Build/Rehabilitate and Lease, Operate, Transfer — строительство/реконструкция и аренда, управление, передача). В данном случае частный партнер осуществляет строительство или модернизацию объектов, или арендует уже имеющиеся объекты на несколько лет, и затем возвращает все объекты государству.

Помимо указанного выше, выделяют еще ряд видов ГЧП, которые не будут подробно рассматриваться в этой статье.

Законодательные основы ГЧП в России.

На текущий момент в России ГЧП так или иначе осуществляется в следующих формах:

1) В виде концессии. Данный вид сотрудничества государства и частного бизнеса закреплен в Федеральном законе от 21.07.05 г. №115-ФЗ «О концессионных соглашениях», согласно которому «по концессионному соглашению одна сторона (концессионер) обязуется за свой счет создать и (или) реконструировать определенное этим соглашением имущество (недвижимое имущество или недвижимое имущество и движимое имущество, технологически связанные между собой и предназначенные для осуществления деятельности, предусмотренной концессионным соглашением) (далее — объект концессионного соглашения), право собственности на которое принадлежит или будет принадлежать другой стороне (концеденту), осуществлять деятельность с использованием (эксплуатацией) объекта концессионного соглашения, а концедент обязуется предоставить концессионеру на срок, установленный этим соглашением, права владения и пользования объектом концессионного соглашения для осуществления указанной деятельности».

Анализ законодательства позволяет выделить следующие существенные признаки концессии:

* Концессия направлена на достижение общественно-значимой цели;

* По концессионному соглашению передаются инфраструктурные и социально-культурные объекты;

* Соглашение носит смешанный характер;

* Частному субъекту (концессионеру) гарантируется получение дохода.

Несмотря на то, что концессионный механизм является наиболее проработанным как с точки зрения защиты интересов государства, предусматривая большой набор инструментов влияния государства на недобросовестного концессионера, так и с точки зрения частного бизнеса, обеспечивая ему свободу принятия решений, долгосрочность и надежность вложений, а также практически гарантированную прибыль, на практике в Российской Федерации данный вид ГЧП востребован мало. Гораздо более распространены иные виды ГЧП, например, контрактная система.

2) Контракты. Данный вид ГЧП урегулирован в России Федеральным законом от 05.04.2013 г. «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» №44-ФЗ, согласно которому «государственный контракт, муниципальный контракт — договор, заключенный от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации (государственный контракт), муниципального образования (муниципальный контракт) государственным или муниципальным заказчиком для обеспечения соответственно государственных нужд, муниципальных нужд».

Данный вид ГЧП также обладает рядом отличительных особенностей:

* нет передачи объектов собственности от государства частному партнеру;

* расходы несет государство;

* частный партнер получает оговоренный доход или долю в прибыли (сборах);

* контракты заключаются исключительно на конкурсной основе (конкурс, аукцион и др.).

В настоящее время государственные контракты широко используются в различных сферах, позволяя уменьшить государственные расходы и снизить коррупционные риски.

Однако, для частного инвестора, контрактная система может оказаться излишне сложной, требующей специальных познаний для успешного участия, а зачастую и непрозрачной в стадии определения победителей, из-за специфики конкурсной системы. При этом контрактная система является одной из наиболее развитых форм ГЧП.

3) Также необходимо отметить такую форму ГЧП, как соглашения о разделе продукции, которая появилась после принятия Федерального Закона от 30.12.1995 г. «О соглашениях о разделе продукции» № 225-ФЗ.

Согласно этому документу, «соглашение о разделе продукции (далее — соглашение) является договором, в соответствии с которым Российская Федерация предоставляет субъекту предпринимательской деятельности (далее — инвестор) на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск». Таким образом, эта форма ГЧП широко применяется в нефтегазовой отрасли. Отличительной особенностью такого соглашения является условие о разделе продукции (или доходов от ее реализации) между государством и частным партнером.

4) Еще одним примером ГЧП могут служить государственно-частные предприятия, при котором частный инвестор выступает в роли владельца доли в уставном капитале (владельца части акций, если проведено акционирование) государственного предприятия. В этом случае роль частного партнера и возможность принятия или влияния на административно-хозяйственные решения прямо пропорциональна размеру его доли (иного владения).

5) Нельзя не упомянуть и о простых арендных или лизинговых отношениях между государством и частным партнером, согласно которым частный партнер получает от государства в аренду объект собственности (здания, сооружения, оборудование) и осуществляет его эксплуатацию, выполняя при этом общественно-полезную функцию и развивая (реконструируя, создавая) такие объекты. Возможные варианты таких соглашений были рассмотрены нами среди общих видов ГЧП. Лизинговые отношения в рамках ГЧП дополнительно характеризуются тем, что частный партнер имеет право выкупа государственного имущества, полученного им по договору лизинга, что позволяет государству осуществлять таким образом реализацию тех или иных активов, в которых оно более не заинтересовано.

Говоря о предмете настоящей статьи – государственно-частном партнерстве и его законодательных основах, необходимо упомянуть находящийся в настоящее время на рассмотрении в Государственной думе проект федерального закона «Об основах государственно-частного партнерства в Российской Федерации» № 238827-6, который на федеральном уровне определит все существенные условия и особенности ГЧП. В текущей редакции документа он определяет ГЧП как «взаимодействие публичного партнера, с одной стороны, и частного партнера, с другой стороны, осуществляемое на основании заключенного по результатам конкурсных процедур соглашения о государственно-частном партнерстве, направленного на повышение качества и обеспечение доступности предоставляемых услуг населению, а также на привлечение в экономику частных инвестиций». Из анализа текста документа, можно выделить следующие признаки ГЧП:

* Соглашение заключается на основании конкурсных процедур;

* Соглашение является по своему типу смешанным;

* Соглашение может быть по форме как концессионным, так и быть заключено в другой форме;

* Частный партнер принимает на себя обязательства по финансированию (Finance), эксплуатации и/или обслуживанию (Operate, Maintain) объекта, и помимо этого может принять на себя обязательства по проектированию, строительству и/или ремонту (Design, Build/Rehabilitate) объекта;

* Публичный партнер (государство) принимает на себя обязательства по предоставлению объекта во владение (Own) частному партнеру;

* Соглашение может содержать в себе условия перехода права собственности от одной стороны к другой (Transfer).

Таким образом, законодатель предусматривает и разрешает практически любые из общепринятых форм ГЧП.

Также проект закона содержит в себе целый ряд гарантий частному партнеру (защита интересов в случае неблагоприятного изменения законодательства, компенсация ущерба и упущенной выгоды в случае неправомерных действий государственных органов и должностных лиц, и другие), что должно благоприятно сказаться на интересе бизнеса к такому взаимодействию с государством.

В заключительной части статьи необходимо обратить внимание на ситуацию с законодательным регулированием ГЧП в регионах. Так, во многих регионах РФ (более 69) в том или ином виде существуют законы о ГЧП, однако, в большинстве случаев, это сугубо декларативные документы, исполнение которых затруднено в виду их чрезмерной общности.

В положительном смысле в этом роде «отличается» г. Санкт-Петербург, где достаточно давно существует и успешно применяется Закон Санкт-Петербурга от 25.12.06 г. № 627-100 «Об участии Санкт-Петербурга в государственно-частных партнерствах», и, хотя он и содержит достаточно широкие возможности по заключению договоров и гибкие формулировки в основных моментах, при этом он описывает не все общепризнанные виды ГЧП и нуждается в доработке.

В заключение целесообразно отметить, что рассмотрение проекта федерального закона о ГЧП включено в примерную программу законопроектной работы Государственной Думы ФС РФ на май 2015 года.

Бизнес-сообществу остается лишь надеяться, что законодатели в своем напряженном графике найдут время для рассмотрения столь актуального закона, первое чтение которого прошло еще в апреле 2013 года.

Необходимо учитывать, что принятие федерального закона о ГЧП потребует внесения изменения во многие нормативные акты, в т.ч. в Налоговый Кодекс, Земельный Кодекс и ряд других федеральных законов. Одновременно необходимо будет привести в соответствие с принимаемым законом существующие нормы о ГЧП, в связи с чем практическая реализация новых положений может затянуться еще на значительное время.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий