Лирические образы. Лирические образы в музыке

Поэтическое содержание лирических песен отразилось и в их композиции.

В основе композиции всех лирических песен лежат три композиционные формы: монолог, диалог и повествовательная часть + монолог (или диалог). Наиболее распространенными композиционными формами являются монолог и повествовательная часть + монолог (или диалог).

Лирические песни имеют так называемую «цепочную композицию», когда «отдельные картины песни связываются между собой “цепочно”: последний образ первой картины песни является первым образом второй картины, последний образ второй картины – первым образом третьей и т.д. Так вся песня постепенно от одной картины при помощи ее последнего образа “цепочно” переходит к следующей, пока не дойдет до самой важной картины, выражающей основное содержание песни»1. Так построена, например, песня «Калинушка с малинушкой, лазоревый цвет»:

Калинушка с малинушкой, лазоревый цвет...   Веселая беседушка, где батюшка пьет;   Он пить не пьет, родимый мой, за мной, младой, шлет:   А я, млада-младешенька, замешкалася   За утками, за гусями, за лебедями,   За мелкою за пташечкой – за журушкой!   Как журушка по бережку похаживает...

2

Но не только цепочной формой композиции отличаются лирические необрядовые песни от лирических обрядовых песен и от баллад. Лирические обрядовые песни и баллады не имеют четко выраженных зачинов и концовок, в лирических же необрядовых песнях и зачины, и концовки есть.

Зачины в лирических песнях называют время или место событий, о которых пойдет рассказ. Они эмоционально настраивают на трагический или оптимистический тон. Нередко именно в зачинах высказывается обобщающее суждение – афоризм. Чаще всего в зачинах используются такие композиционные приемы, как прием ступенчатого сужения образов, обращение, параллелизм.

Прием ступенчатого сужения образов, подробно описанный Б.М. Соколовым, заключается в последовательной смене друг друга (от большего к меньшему) ряда художественных деталей.

На горе, горе высокой,   Во избе, избе сосновой,   На скамеечке дубовой   Молодец в гусли играет,   Свою Дуню утешает...  

В пяти строках нарисована широкая панорама: сначала возникает представление о высокой горе, затем упоминается сосновая изба, потом перед нами возникает дубовая скамеечка, на которой сидит добрый молодец, играющий на гуслях. Именно о молодце и Дуне, для которой он играет, рассказывает далее песня…

Сложен и разнообразен стиль лирических песен. Пожалуй, трудно назвать какой-либо традиционный художественный прием, который не использовался бы в них. Это и символика, и метафоры, и гиперболы, и сравнения, и эпитеты, и уменьшительно-ласкательные суффиксы. С их помощью (и прежде всего с помощью эпитета) создавался традиционный фольклорный мир, в котором в несколько идеализированно-обобщенном плане представлена и русская природа с ее темными лесами, широкими реками, глубокими озерами, зелеными полями, и русский быт с его избами, теремами, горницами, лавками, и, конечно же, сами люди – персонажи песен. Главной в лирических песнях является не изобразительная функция художественных средств, а выразительная. Художественные средства способствуют прежде всего передаче чувств и настроений героев лирических песен, оказывают эмоциональное воздействие на певцов и слушателей. Наряду с изобразительными эпитетами (темный лес, зеленый садик), большую роль играют выразительные эпитеты (туча грозная, сильный дождь и др.):

Из-за лесу, лесу темного,   Из-за садика зеленого   Выплывала туча грозная,   Туча грозная – с сильным дождем,   С сильным дождем – с крупным градом;   Дочь от матери поехала...  

При помощи выразительных эпитетов здесь создается тревожная картина природы, которая эмоционально подготавливает трагическую жизненную ситуацию: дочь, выданная замуж, хочет возвратиться в родную семью, но не может. И даже изобразительные эпитеты в словосочетаниях «темный лес», «крупный град» выступают в роли выразительных: они также способствуют созданию мрачного колорита песни…

«Большое значение для передачи лирических переживаний, для создания определенного эмоционального настроя песни имеет символика. Посредством символики передаются разные психологические состояния персонажей. Например, веселье, радость, благополучие изображаются светом солнца, зарей, огнем, цветущим лугом, полем, садом, цветами, а обман, обида, оскорбление символически передаются через изображение непогоды, бури, снега, сломанного дерева, смятой травы.

Стиль лирических песен характеризуется использованием уменьшительно-ласкательных суффиксов. Они несут в себе эмоциональный настрой (цветики, травушка, головушка)».3

В 

в–єЧитайте также другие статьи раздела «Народные лирические песни»:

в–єВ Перейти к оглавлению книги «Неиссякаемый источник. Устное народное творчество»

Чтобы наметить конкретные пути изучения лирики, необходимо прежде всего выяснить особенности художественного образа, наиболее характерного для лирики — лирического образа.

Лирический образ — это образ-переживание, непосредственное отражение мыслей и чувств. И, очевидно, наша задача при изучении отдельного лирического стихотворения заключается в том, чтобы рассмотреть проявление характера в конкретном переживании.

Конечно, образное отражение переживания присутствует в произведениях всех родов и жанров, но в эпо-се и драме это — лишь одно из слагаемых художественного произведения, оно входит как один из компонентов в раскрытие характера. В лирике переживание становится самостоятельным объектом наблюдения. В эпосе и драме мысли и чувства поэта часто выражены косвенно, иногда даже негативно. Так, в комедии «Ре-визор» Гоголь не высказывается непосредственно,— он скрыт за героями. В лирике чувство поэта выражено прямо, непосредственно. Не случайно для лирики характерна монологическая форма изложения.

Следует себе ясно представить и характер лирического переживания, его внутреннее, эмоциональное наполнение.

«Что такое мысль в поэзии? — писал Белинский.— Для удовлетворительного ответа на этот вопрос должно решить сперва, что такое чувство… Мысль уничтожается в чувстве, а чувство уничтожается в мысли; из этого взаимного уничтожения рождается высокая художественность… Мысль в поэзии! Это не рассуждение, не описание, не силлогизм, — это восторг, радость, грусть, тоска, отчаяние, вопль!»

Художественный образ в лирике, так же как образ в эпосе и драме, имеет обобщенный, типический характер. Но лирика отличается определенными особенностями типизации. «У лирики есть свой парадокс. Самый субъективный род литературы, она, как никакой другой, устремлена к общему, к изображению душевной жизни как всеобщей», — пишет Л. Гинзбург.

В старших классах нужно обратить внимание на особенности вызванных лирическими образами ассоциаций в произведениях разных авторов и разных художественных направлений.

В рационалистической поэзии классицизма образы должны были вызывать у читателя вполне определенные, всегда одни и те же представления. Мифологические образы Музы, Феба, Аполлона, Пегаса ассоциировались с искусством, поэзией; с образами Венеры и Амура связывались представления о любви; Марс олицетворял собою военное могущество и т. д.

Однако постепенно такая строгая соотнесенность образа и вызываемых им ассоциаций нарушалась. В поэтике романтизма и особенно реализма пластический образ становится многомернее. Теперь поэт рассчитывал на воображение читателя, который должен был создать свой, индивидуальный образ.

Для романтической поэтики характерна многозначность слова. Кроме своего прямого значения, оно получает дополнительные оттенки. Романтики часто обращаются к словам-сигналам (урна, слезы, небо и т. п. — в поэзии элегического романтизма; отечество, гражданин, свобода, самовластие — в гражданском романтизме).

У поэтов-реалистов образы свободнее, в лирическом стихотворении воплощаются самые различные оттенки чувств и мыслей автора

У Фета и ряда других поэтов второй половины XIX века образ становится более зыбким. Он призван навеять то, «что не выскажешь словами», вызвать рой ассоциаций. Ассоциации эти, рожденные личным опытом читателя, субъективны. Лирика по характеру своего воздействия на человека сближается с музыкой.

Еще сложнее образный язык, глубже и прихотливее подтекст у таких поэтов XX века, как Блок, Ахматова, Пастернак. У них тот или иной образ чаете лишь намекает на что-то, помогая разбудить воображение читателя.

Молодая советская поэзия многому училась у таких корифеев XIX и начала XX в., как Фет, Блок, Ахматова… Благодаря им язык поэзии внешне усложнился, но в результате расширились возможности лирики ещё точнее, тоньше, многообразнее отражать, внутренний душевный мир человека.

Иногда, рассчитывая на воображение читателя, поэт пропускает отдельные звенья повествования. Логические связи между картинами могут быть разомкнуты или лишь слегка намечены, истоки явлений не всегда прослежены.

Можно предложить ученикам подумать, как в стихотворении М. Светлова «Рабфаковка» соотносятся картины жизни разных времен и народов.

В первой строфе стихотворения появляется Жанна д’ Арк под барабанную дробь скачущая к осажденному Орлеану. Затем, казалось бы без связи с предыдущим, вводится новый образ:

Двух бокалов влюбленный звон

Тушит музыка менуэта —

Это празднует Трианон

День Марии-Антуанетты…

И только затем выясняется, что эти картины проходят перед взором девушки-рабфаковки, склонившейся над книжкой и тетрадкой. Интонация стихотворения становится интимнее, задушевнее. И снова сталкиваются исторические картины…

Подобные стихии создаваемые в них образы не поддаются прямой логической расшифровке, и следует лишь намекнуть на их подтекст, разбудить воображение учеников, в данном случае — помочь им понять, как в рисуемую автором историческую перспективу включаются события гражданской войны. Костер, на котором погибла Жанна д’Арк, соотносится с «высокими кострами» революции, Костер становится символом мужества и самопожертвования, а скромная рабфаковка — родной сестрой героев революции.

Однако не все картины, созданные современными поэтами на основе ассоциативных связей, удачны. Так озорное сравнение мотоциклетных шлемов с ночными горшками в одном из стихотворений Вознесенского ос-новано на внешнем сходстве, но вызывает далеко не те ассоциации, которые вытекают из внутреннего содержания стихотворения.

Но не будем торопиться винить в этом писателя. Может быть, мы сами недостаточно подготовлены к пониманию данного поэта? Для восприятия лирики необходимы широкие знания, душевная чуткость, развитое воображение.

Экспрессивность лирических образов, лаконизм средств их художественного воплощения, установка на ассоциативность восприятия приводят к тому, что они зачастую осмысливаются нами не только как непосредственное отражение явлений действительности, но как предельно обобщенные, многозначные символы. Символ позволяет проникнуть вглубь действительности, за внешним проявлением раскрыть внутреннее содержа-ние.

Тяготение к символике — родовое свойство поэзии, и оно характерно для всех поэтов, хотя и в разной степени. Различно и содержание символических образов. В поэзии Пушкина целый ряд символов связан с. мотивами свободы — несвободы: образ «свободной стихии» — моря, образы узника, птички, которую поэт выпускает «при светлом празднике весны»… Сквозная в творчестве Пушкина мысль о губительной силе самовластья воплощается то в облике исторических лиц — Наполеона, Александра I, Аракчеева, — то в символических образах анчара, Медного всадника… Через всю поэзию Пушкина проходит образ поэта-пророка.

Для поэзии Лермонтова характерны образы символы, рисующие мятежные порывы человеческого духа («Парус»), одиночество человека в мире, невозможность найти отклик на свои чувства. Отсюда тяготение к изображению двух несоединимых образов («Русалка», «Сосна», «Утес», «Дубовый листок»…).

Символы раннего Блока — средство уйти из мира действительности в мир фантазии, сказки, «неверных», таинственных видений:

Но в камине дозвенели

Угольки.

За окошком догорели

Огоньки.

И на вьюжном море тонут

Корабли.

И над южным морем стонут

Журавли.

Верь мне, в этом мире солнца

Больше нет.

Верь лишь мне, ночное сердце,

Я — поэт!

Как видим, характерная для того или иного поэта символика теснейшим образом связана с внутренним содержанием всего его творчества, а в конечном счете—с объективной действительностью, с окружающим миром, с общественной обстановкой эпохи,

Воспринимая поэзию как разговор о чем-то значительном, мы начинаем разгадывать за образами внешнего мира иной, скрытый смысл. Тенденция эта безусловно плодотворна, но подчас в школьной практике она приводит к грубым натяжкам: ученики понимают тот или иной образ слишком прямолинейно, не учитывая его многогранности, многозначности, и зачастую идут от него вульгарно-социологическим заключениям.

Показательны в этом отношении работы учащихся по анализу стихотворения Маяковского «Хорошее отношение к лошадям», приведенные в книге Н. Д.. Молдавской1. В одной из этих работ смысл стихотворения истолковывается в целом верно, но ученик уходит от конкретного анализа текста, из поля зрения автора сочинения выпадают зримые картины жизни. В результате стихотворение обескровливается,- из него извлекается голая идея. Вполне понятно, что и сама идея становится беднее, приобретает характер прописи, нравоучительной сентенции: «Маяковский хочет сказать, что находятся и люди, способные поддержать других, — и сразу как рукой снимает невзгоды». Другое сочинение, приведенное в книге, представляет собой последовательную подстановку «значений»под систему образов стихотворения. Ученица восприняла стихотворение как систему образовсимволов и потратила немало сил на их истолкование, а в результате навязала произведению придуманные ею, «свои» идеи.

При работе с учащимися над анализом лирического стихотворения надо постараться избежать обеих охарактеризованных здесь крайностей — как однозначности, прямолинейности в толковании лирического образа, так и навязывания произведению посторонних ему идей.

И еще одну сторону поэзии нужно иметь ввиду при анализе лирического стихотворения — ее тяготение к условности. Сам характер условности в поэзии иной, нежели в эпосе или в драматургии, что обусловлен широким обращением лирики к символике, к изображению больших чувств. Благоприятную почву для включения в лирическое произведение условных образу создает сама условность стихотворной формы (в жизни никто не говорит стихами). Вспомним разговор Маяковского с Солнцем; монументальный образ солдата Отечественной, войны в стихотворении С. Орлова «Его зарыли в шар земной…»; монолог погибшего воина в стихотворении Твардовского «Я убит подо Ржевом…».Такие образы и средства изображения характерны именно для лирики как рода литературы.

Иногда введение условных картин и образов получает в произведении сюжетную мотивировку. Так, появление мертвецов в «Железной дороге» Некрасова дается как сон Вани («Видел, папаша, я сон удивительный…»). Однако современная поэзия все чаще от таких обоснований отказывается, и это ни в коей мере не лишает поэтическое произведение убедительности и не выводит его за грани реализма. Все дело во внутренней связи условных образов с реальной жизнью, в общественной значимости тех идейно-художественных задач, которые решает поэт.

Во многих произведениях реалистической литературы условность образов сочетается с конкретизацией, места действия, событий, героев. Так, в стихотворении Твардовского «Я убит подо Ржевом» повествование ведется в условной форме рассказа от лица погибшего героя, но герой изображается и воспринимается нами с щемящей конкретностью: речь идет о солдате, погибшем именно в бою подо Ржевом, в одном из жесточайших, вошедших в историю, боев с фашистами. Эта форма усиливает трагическую интонацию стихотворения, создает особую проникновенность, помогает поэту образно воплотить мысль об ответственности «живых перед павшими за общее дело», вызвать у читателей «неизбежное ощущение как бы себя в них, а их в себе…»(1)

Подчёркивая реалистичную основу повествования и утверждая единство павших с миром, за который они отдали жизнь, Твардовский насыщает стихотворение жизненными приметами:

Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте,

На левом,

При жестоком налете.

И далее:

Я — где корни слепые

Ищут корма во тьме;

Я — где с облачком пыли

Ходит рожь на холме;

Я — где крик петушиный ,

На заре по росе;

Я — где ваши машины

Воздух рвут по шоссе;

Где травинку к травинке

Речка травы прядёт, —

Там, куда на поминки

Даже мать не придет…

Здесь условность — предельно конкретна.

Но к условному изображению поэты часто обращаются и с целью изображения необычных, исключительных характеров, явлений, ситуаций. В частности, такая форма широко используется в жанре баллады.

Условность может быть также средством поэтического преображения действительности, средством постижения красоты повседневного. «Пойдем по чудеса, как по грибы»,— призывал своего читателя М. Светлов. В стихотворении М.Дудина «Соловьиный куст» также дана картина реального мира как чуда, как сказки:

…Там соловей в средине ночи стукал

Стеклянной палочкой по хрусталю.

И вслед за этим начиналось диво:

Луна садилась зубру на рога,

Медоточила жгучая крапива,

Чертополох рядился в жемчуга…

Звенели звезды, падая под воду,

И на себя глядели из воды,

И сказки убегали на свободу…

В стихотворении хорошо раскрыт и сам процесс поэтического преображения действительности в сознании поэта. Явления жизни воспроизводятся точно и конкретно, но в таком ракурсе, при таком выборе красок для изображения, казалось бы, ничем не примечательных предметов и явлений (крапива, чертополох…), что сразу чувствуется присутствие человека, влюбленного в красоту мира. Постепенно это очарование мира все более захватывает душу поэта, границы между действительностью и сказкой размываются, и в стихотворении появляются волшебные образы и картины: «Звенели звезды, падая под воду…», «И сказки убегали на свободу…»

Рассмотренные в главе особенности художественного образа в лирике (лирического образа) предопределяют собой и многие другие особенности лирического стихотворения — своеобразие его композиции, языка, стиха.

Бурное развитие информационных технологий имеет свои негативные стороны. Гуманитарные науки оказываются незаслуженно забытыми, а ведь их название происходит от латинского слова humanus — «человеческий».image Далеко не каждый уверенный пользователь сети Интернет сможет дать внятный ответ на простой хрестоматийный вопрос: «Что такое лирика?».

Что означает слово «лирика» и откуда оно взялось?Что такое лирика в литературе?Что такое лирика в музыке?Примеры лирических произведений

Что означает слово «лирика» и откуда оно взялось?

Слово лирика происходит от названия музыкального инструмента — лиры. Лирика берет свое начало в глубокой древности, когда под звуки лиры сочинялись и исполнялись песни и стихи. Лирическим называют произведение, основанное на личных чувствах и настроениях автора.

Сегодня термин «лирика» широко используется в литературе и музыке. В разговорной речи под этим словом подразумевается эмоциональная сфера, противоположная практическим мыслям и действиям (пример: «оставим лирику, перейдем к делу»).

Что такое лирика в литературе?

Словарь Ожегова классифицирует лирику как род литературных произведений, выражающих чувства и переживания. В словаре Ушакова формулировка несколько иная: там лирика описана как вид поэзии, выражающий личные настроения и переживания поэта. Существует множество изящных формулировок, но суть у них одна: лирика основывается на человеческих чувствах и переживаниях.image Лирика подразумевает искренность и откровенность, открытость чувств и эмоциональную утонченность. Основными лирическими жанрами являются стихотворение, романс и элегия. На первый взгляд эти поэтические жанры не пользуются сегодня высокой востребованностью, но на самом деле это не совсем так.

Лирическая поэзия широко используется, например, в текстах песен; многие популярные хиты по своей сути являются именно лирическими произведениями. Если вы припомните свои любимые песни, среди них наверняка найдется несколько образцов песенной лирики. Кстати, в музыкальной терминологии слово «лирика» тоже используется.

Что такое лирика в музыке?

К лирике относится род музыкальных произведений, где преобладает эмоциональная составляющая. Лирическими могут быть произведения самых разных музыкальных жанров, важно, чтобы они вызывали у слушателя интенсивное сопереживание на глубинном эмоциональном уровне.

Лирическая составляющая играет важную роль во многих классических музыкальных произведениях, в наши дни музыкальная лирика широко используется в таких жанрах, как джаз, блюз, ритм-н-блюз, шансон, городской романс, авторская песня, а также в электронной и рок-музыке. Хорошую лирическую музыку можно понять без слов, слушатель воспринимает заложенные в нее чувства независимо от языка, на котором говорит и думает написавший ее композитор.

Примеры лирических произведений

Древнейшими лирическими произведениями, дошедшими до наших времен, являются библейские тексты — Песнь Песней и Псалмы царя Давида. Песнь Песней, приписываемая царю Соломону, представляет собой полноценный образец лирико-драматической поэмы. Пропитанные глубоким религиозным чувством Псалмы стали основой христианской лирики и были переведены на все современные европейские языки.

Но настоящий расцвет лирической литературы наступил лишь в XIX веке. Яркий след в развитии лирики оставили такие выдающиеся мастера слова, как Байрон, Перси Шелли, Виктор Гюго, Ф. И. Тютчев, А. А. Фет, Н. А. Некрасов, И.А. Бунин, А. К. Толстой. Всемирную известность получила лирика А. С. Пушкина, которая до сих пор является классическим эталоном лирической русской поэзии.

Приведем конкретные примеры лирических литературных произведений.

• А. С. Пушкин. Стихотворения «Зимний вечер», «Деревня», «Я вас любил», «Пророк», «Поэту», «К морю», «Я помню чудное мгновенье».

• Н. А. Некрасов. Стихотворения «Тройка», «Элегия», «Рыцарь на час», «Поэт и гражданин», «Я не люблю иронии твоей».

• Ф. И. Тютчев. Стихотворения «Как хорошо ты, о море ночное», «Я встретил вас», «Умом Россию не понять», «Осенний вечер», «Тени сизые сместились». Классикой музыкальной лирики являются «Лунная» соната Бетховена, «Сказки венского леса» Штрауса, «Реквием» Моцарта.

Из современных примеров наиболее известными являются рок-баллады таких групп, как Scorpions и Guns N’ Roses.

Протяжная лирическая песня особенно выделяется из большого разнообразия русского народного творчества. В ней наиболее полно обрисовывается русский национальный характер, его внутренняя сила и энергия, соединенная с мягкостью, задушевностью и отзывчивостью. В протяжной песне отразилась вся совокупность внешних условий формирования русского характера, сложность климатических и природных особенностей, постоянная борьба за независимость. В таких условиях складывались основные черты русского характера: свободолюбие и терпимость, верность данному слову, немстительность, справедливость, стойкость и мужество. Протяжная песня — это свидетельство становления русского общества, куда немалый вклад внесло православие. Приоритет духовных качеств над материальными благами — одно из лучших качеств русского человека.

Лирическая необрядовая русская народная песня — одна из самых многочисленных в фольклоре. Основное назначение лирической песни — создать «образ-переживание», используя музыкальные и словесные средства. Лирическая песня всегда одноплановая и отражает эмоциональное состояние героя, его субъективную оценку реального мира. Она не имеет сюжета. Если в других жанрах два-три, а то и больше планов развития сюжетного действия, то в лирической песне его нет, и основная ее задача — обрисовать образно-эмоциональную сферу, воссоздать психологическое состояние героя, донести до слушателя его видение и оценку существующего положения человеческих отношений.

Для лирических песен обрядового круга характерно использование поэтической символики. По мнению исследователей, народнопоэтическая символика в русской песне могла возникнуть ко времени разложения родового строя и началу становления феодальных отношений. Окончательное формирование символики как поэтической системы тесно связано с формированием лирической обрядовой песни. Песня была тем полем художественной деятельности, где оттачивались приемы использования народной символики. Материалом для песенной символики служил объективный реальный мир. Прежде всего это мир окружающей природы (земля и небо, солнце и месяц, реки и горы, леса и долины, ветер и тучи, цветы и трава, птицы певчие и хищные и т.д.). Символичными были и различные виды трудовой и обрядовой деятельности. Все то, что окружало крестьянина в его сознательной жизни, с чем он сталкивался и что осмысливал постоянно. Символические образы, применяемые в художественном музыкальнопоэтическом творчестве, говорят о вдумчивых, глубоких наблюдениях, — как за природными явлениями, так и за разнохарактерными взаимоотношениями между людьми.

Материальные явления, используемые в символике, — это те предметы, которые окружали русского человека, то есть они носили ярко выраженный национально-бытовой характер. Объектом символизации были опоэтизированные образы русских людей, крестьян и крестьянок, их мысли и чувства, их поступки и отношения. Поэтический прием сопоставления символических образов природы с образами из человеческой жизни, нахождение общих черт в этих явлениях, способствовали созданию более ярких, запоминающихся художественных образов лирической песни. Наибольшее количество символов в народной лирической песне связано с женскими образами. Предполагается, что большинство лирических песен создано женщинами, поэтому в них в большей степени отражен их духовный мир, их чувства, думы, мечты и переживания. Думается, что факт подневольной жизни девушки, женщины в семье определял отражение их бытия в лирическом песенном творчестве.

Следует отметить, что крут символических представлений в большинстве своем никак не связан с религиозно-мистическими верованиями христианства, а является отражением реального материального мира, глубоко осознанных движений и явлений окружающей природы, человеческих отношений. Развитие двух огромных ветвей музыкального творчества — фольклорного и религиозномистического — всегда было относительно независимым. Каждое направление постоянно находилось в движении, в изменении. Фольклор, по способу своего существования, — устная традиция, был в большей степени свободен в отображении реального мира, поэтому так разнообразны его художественные образы. Религиозное творчество было менее свободным, это объясняется каноническими ограничениями фантазии религиозными постулатами и фиксированным (письменным) способом хранения и существования. Кроме того, фольклор — это отражение движений реального мира, церковное же пение базировалось на христианских догмах, установленных «Отцами церкви».

Основные герои лирической обрядовой песни — «Он» и «Она», поэтому символика в этих песнях, как правило, — парная: голубь и голубушка, селезень и утушка, гусь и лебедушка, сокол и вишня, дуб и береза и др. Таково олицетворение главных действующих лиц в песенности обрядового назначения. Часто в обрядовых (свадебных) лирических песнях используются сюжетно-образные параллелизмы.

Где был, где был, Да сизой селезень? Где была, где была, Сера утица? -Были они, были они В разных озерах; Нонъче они, ноньче они На одном озере, Зыблят песок С одного берега. Где был, где был, Да Василий-господин, Где был, где был,

Да Григорьевич?

Где была, где была,

Да Ульянушка,

Где была, где была,

Да Филатьевна?

— Были они, были они

В разных городах;

Ноньче они, нонъче они

За одним столом:

Пьют и едят

С одного блюда,

Кушают

С одной ложечки.

(Киреевский, № 318).

В данном примере первая параллель — символическая, а вторая

  • — реальная. Символическая параллель по своей сущности — иносказательная, она придает песне поэтический облик, настраивает слушателей на восприятие художественного вымысла. Благодаря тому, что символическая часть исполняется первой, ее эмоциональная поэтика проецируется и на вторую часть, хотя она и является наиболее значимой не только в композиции песни, но и в отражении предстоящей жизни героев песни. В результате вся композиция вырастает, как тонкое поэтическое представление реальных образов
  • — жениха и невесты. Символика обычно определяет идейнотематическую сущность песни, которая в последствие расшифровывается в конкретных образах. Принцип образного параллелизма присущ многим образцам обрядового народного творчества.

Символика часто присутствует и в необрядовой лирике, но символы не соотносятся с каким-то конкретным образом, а служат для создания определенного эмоционального колорита песни, являются выразителями общего настроя отображаемой ситуации, действительности. Всю символику традиционных лирических песен можно разделить на два ряда: символы, соотносимые со счастьем и горем. Символы счастья, прежде всего — счастливой любви,

— свет солнца, цветение цветов, зеленая трава, явление рассвета. Символами горя и несчастья — увядание природы, сосна, горькая полынь, кукушка. Некоторые символы в известной степени поли-семантичны. Так, образ тумана как символ горя, разлуки может возникнуть и в девичьей песне, и в солдатской. То же можно наблюдать с символом горькой полыни.

Одни и те же события, явления, эмоциональные состояния (горя и печали) могут воплощаться различными символами: густой туман, ветры буйные, на синем море непогодушка и т.д. Поэтические символы необрядовой музыкальной лирики играют важнейшую роль в создании эмоциональной выразительности, высокой художественности в песне. Роль символики значительно увеличивается, если в песне для постоянного нарастания эмоционального напряжения используется несколько поэтических символов, сменяющих друг друга в разворачивающейся музыкально-поэтической звуковой ткани.

Часто лирическая необрядовая песня начинается с символического запева, в котором опосредовано, в обобщающем виде представлена основная идейно-тематическая сущность песни. Этот композиционный прием сформировался под влиянием символики обрядовой песни, которая сложилась задолго до появления необрядовой песенности и в которой устойчиво закрепились способы применения символики.

В некоторых песнях «вступительная» символика может занимать несколько строф. Например, как в песне «Ах ты, ноченька» -три строфы:

Ах ты, ноченька,

Что ж осенняя, Принахмурилась ?

Али нет у тебя Ясна месяца, Али нет у тебя Ярких звездочек?

Ночка темная,

Ночка темная,

Да ночь осенняя.

Что ж ты, ноченька,

Притуманилась,

И только после трехкратного проведения символического текста идет текст с реальным участием действующих лиц:

Что ж ты, девица, Притуманилась ?

Али нет у тебя Отца-матери, Али нет у тебя Друга милого?

Что ж ты, красная, Припечалиласъ?

Как же мне, девице, Не туманиться, Как же мне, красной, Не печалиться?

Нет у меня, девицы, Отца-матери, Только есть у меня Мил-сердечный друг.

Да и тот со мной Не в ладу живет. Не в ладу живет, Не в согласии.

Ах ты, ноченька

Русская народная песня

Медленно

Часто в лирических необрядовых песнях вместо символики в начале проведения используются мотивы земледельческого труда («А мы просо сеяли», «Я посею ли млада», «Сама садик я садила» и др.). Жизнь крестьянской семьи была основана на каждодневном, тяжелом и изнурительном труде. Но в песнях, связанных с трудовыми действами, никогда нет жалоб на усталость и невзгоды, связанные с трудовым процессом. Сам крестьянский труд в песнях почти всегда опоэтизирован. Именно он был устоем и опорой крестьянской семьи, ибо от результатов труда зависело благополучие всей семьи.

Патриархальный семейный уклад всегда ассоциируется с большой семьей, с главенством отца, — главного распорядителя в хозяйственных и трудовых делах всех членов семьи. Самая тяжелая участь в такой многочисленной семье выпадала на долю молодой невестки, попавшей в «чужую» семью. В песне «Отдавали молоду» наглядно показано, как тяжело было влиться в семью молодой девушке, сколь много у нее должно было быть терпения:

Отдавали молоду

Русская народная песня

Отдавали молоду на чужую сторону, На чужую сторону, во чужую деревню, Во чужую деревню, во большую семью. Как и свекор-то со свекровъею, Как три деверя, три невестушки, Три невестушки, три золовушки, Три золовушки да три тетушки, Как в избу-mo ведут, приговаривают. Как и свекор говорит: не работницу ведут, А свекровь-то говорит: не угодницу ведут, Деверья-mo говорят: не приборщицу ведут, А невестки говорят: не кроселъницу ведут,

Как золовки говорят: не узорницу ведут,

Как и тетки говорят: не промытницу ведут,

Уж я к свекру привыкала, воды в руки подавала, Ко свекрови привыкала, уж я печку затопляла, К деверьям я привыкала, сохи, бороны сбирала, А к невесткам привыкала, я кросенца притыкала, Я к золовкам привыкала, я узоры вышивала, Я ко теткам привыкала, я рубашки промывала.

Наряду с женскими лирическими песнями, в русском фольклоре немало песен мужских. Тематическая основа этих песен — расставание с любимой, с семьей, нелегкая солдатская жизнь и многое другое.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий