Кто отменил подушную подать в России? О размерах подушной подати… Подушный налог при петре 1.

Рефераты / История и исторические личности / История налогов в России

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно.

Обращайтесть в телеграм LegionCryptoSupport

2.3 Введение подушной подати и её результаты

Лишь к концу своего царствования первый российский император осознал несостоятельность этих мелочных сборов, которые не только не пополняли казну, но и оказывали дурное действие на настроение народа. Эти сборы донимали не столько тяжестью, сколько своей численностью: их было больше тридцати. Назойливым июльским оводом они приставали

к изнуренному налогоплательщику на каждом шагу. И тогда Петр принял рискованное решение. Царь задумал введение нового налога – подушной подати, просуществовавшей в России вплоть до 1887 года. Первым шагом налоговой реформы стало проведение переписи населения. Указом 26 ноября 1718 года Петр приказал в течение года взять ото всех правдивые «сказки», сколько у кого в какой деревне имеется душ мужского пола, и сосчитать, сколько крестьян смогут содержать одного солдата. Для определения этого надо было разделить стоимость содержания военного на число наличных податных душ. Эти «сказки» были получены и сосчитаны только к началу 1722 года. Ревизии проводились регулярно и занимали по нескольку лет. Поэтому данные «сказок» к моменту подсчета общего количества душ были весьма условными. Цифра в пять миллионов вызвала подозрение Петра. Все тогдашние владельцы крестьян мигом смекнули, что император замыслил новый налог, который будет зависеть от поданных «сказок». Поэтому списки составлялись с жуткими искажениями и нарушениями всех мыслимых сроков. Одним словом, попытались уйти от выплаты налогов. В ответ на это Петр повелел провести ревизию на местах, проверку «сказок» и произвести «раскладку войска на землю» – подобие современных выездных проверок налоговых инспекторов. Полки размещались по ротам, на каждую роту отводился сельский округ с таким количеством ревизского населения, чтобы на каждого пешего солдата приходилось по 35 с половиной душ, а конного – по 50 с четвертинкой души мужского пола. В 1721 году подушной оклад положено было считать в 95 копеек с души, через три года он снизился до 74 копеек. Налоговая повинность превратились в самое мощное орудие контроля государства над населением. Самим крестьянам ничего не объясняли: сказали плати – значит плати. Именно с этого момента начинается закрепощение крестьян. С должниками поступали очень круто. Те бедняки, которым было не по плечу заплатить подушную подать, занимали у богачей, чтобы не попасть в руки царских налоговых чиновников. Должников вместе с семьями вывозили за Урал, на металлургические заводы. Работа там была настолько трудной, что отправка туда приравнивалась к смертной казни. Введение нового налога вызвало волну возмущений. Кроме этого большим недостатком петровской налоговой реформы был нерешенный вопрос самоуправства дворян и чиновников. Первые рьяно пытались освободить своих крестьян от казенных повинностей, но не для облегчения участи последних, а для увеличения толщины собственного кошелька. Вторые же были истинными виртуозами по части казнокрадства. Сегодня исследователями подсчитано, что из 100 податных рублей только 30 попадали в царскую казну, остальные оседали в карманах все тех же сборщиков податей. К тому же, как ни старался Петр I ввести прозрачную и эффективную письменную отчетность, ему это не удалось. Основной гарантией честности оставалась совесть сборщика, а она, как видно, очень многих подводила.

Подводя итоги этой главы, можно подчеркнуть стремление Петра I обеспечить армию необходимыми средствами, но в то же время нерациональность взимаемых налогов. В петровские времена появились довольно странные налоги, до сих пор не имеющие аналогов в мире. Как и сейчас, одним из основных правил финансовой политики Петра I было: «Требуй невозможного, чтобы получить наибольшее из возможного». Правда, сегодня для чиновников это выражение переродилось в понятие налогового администрирования. Как и в петровские времена, современные налоговые инспекторы предпочитают запросить по максимуму, чтобы хоть чем-то заполнить бюджет – видимо, петровские правила стали традицией.

3. Налоги в годы правления Екатерины II

Российская императрица Екатерина II Великая родилась 2 мая (по старому стилю 21 апреля) 1729 года в городе Штеттине в Пруссии (ныне город Щецин в Польше), умерла 17 ноября (по старому стилю 6 ноября) 1796 года в Петербурге (Россия). Правление Екатерины II продолжалось более трех с половиной десятилетий, с 1762 по 1796 год. Оно было наполнено многими событиями во внутренних и внешних делах, осуществлением замыслов, продолжавших то, что делалось при Петре Великом. Период ее правления часто называют «золотым веком» Российской империи.

В период правления Екатерины II (система финансового управления продолжала совершенствоваться.В годы царствования императрицы Екатерины II были изданы следующие указы о сборе налогов: 7 ноября 1775 г. – «Об учреждении губерний Всероссийской Империи и передаче дел по финансовому управлению Казенным палатам в главе с Губернскими стряпчими Казенных дел». 24 октября 1780 г. – «Об учреждении Экспедиции о государственных доходах, контроле и ревизии счетов, взыскании недоимок, недоборов и начетов». В следующем году она разделилась на четыре самостоятельные экспедиции. Одна из них заведовала доходами государства, другая – расходами, третья – ревизией счетов, четвертая – взыскиванием недоимок, недоборов и начетов. Отмечается, что в эпоху императрицы Екатерины II налоговая система несколько упростилась. В дальнейшем в истории России продолжалось совершенствование налоговой системы.

3.1 Изменения в налогообложении купечества

Екатериной II были отменены многие откупа и монополии, снижена казенная цена соли с 50 коп. до 30 коп. за пуд, временно запрещен вывоз хлеба за границу с целью его удешевления, установлена роспись доходов и расходов. Екатерина 1 снизила оклад с 74 до 70 коп. А главный недостаток подушной подати, как и любого поголовного налога, заключается в том, что не принимается во внимание различная доходность труда в разных местностях и отраслях. Второй недостаток – в том, что количество ревизских душ есть величина переменная, следовательно, расчет налога носит достаточно условный характер; третий – налог раскладывали прямо по ревизским душам, а не по работникам, что фактически утяжеляло его.

Упорядочено управление финансами, в том числе в губерниях. Предпринятые финансовые меры наряду с приобретением новых земель на юге и западе страны привели к умножению доходов. Во время правления Екатерины II кардинальным изменениям подвергся порядок налогообложения купечества.

Купечество – привилегированное сословие в России в XVIII – начале ХХ вв. Так называемое «третье сословие» – после дворянства и духовенства. «Жалованная грамота городам» 1785 года определила сословные права и привилегии купечества. Купечество было освобождено от подушной подати, телесных наказаний, а его верхушка и от рекрутчины. Купцы имели право свободного передвижения – так называемая «паспортная льгота». Для поощрения купцов было введено Почётное гражданство. Сословный статус купца определял имущественный ценз. С конца XVIII века купечество делилось на три гильдии, появился «гильдейский сбор». Принадлежность к одной из них определялась размерами капитала, с которого купец обязан был выплачивать ежегодно гильдейский взнос в размере 1% от общего капитала. Это затрудняло доступ в купечество представителям других слоев населения. За период с начала XIX века и до революции 1917 купечество выросло со 125 тысяч человек мужского пола до 230 тысяч. Однако 70–80% относилось к третьей гильдии. Чтобы попасть в третью гильдию, нужно было иметь капитал не менее 500 руб. Лица с меньшими капиталами считались не купцами, а мещанами и уплачивали подушную подать. При капитале от 1000 до 10 000 руб. купец входил во вторую гильдию, а купцы с большими капиталами – в первую. Причем о величине своего капитала каждый купец объявлял сам «по совести». Проверки имущества не проводились, доносы на его утайку не принимались. В первой половине XVIII века формировались торговые привилегии купечества. В 1709 году всем торгующим, и занимающимся промыслами, было предписано приписываться к городским посадам. В 1722 году была образована сословная группа «торгующих крестьян». Включение в группу давало возможность для законного проживания в городе и пользования равными с посадским населением торговыми правами. Группа торгующих крестьян просуществовала до Жалованной грамотой городам 1785 года.

imageВ Скачать реферат Страница: В 1В В 2В В 3В В 4В В 5В В 6В 

Другие рефераты на тему В«История и исторические личностиВ»:

Экономист Кирилл Янков о проблеме налога на тунеядцев

«Подати» / Художник Николай Орлов, XiX век

Гражданин бесплатно получает от государства определенные блага. Это безопасность (как внешняя, которую обеспечивают Вооруженные силы, так и внутренняя, обеспечиваемая правоохранительными органами), дороги, благоустройство городов и сел, образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение. А потому идея о том, что каждый гражданин (или подданный) должен участвовать в пополнении государственной казны, вполне логична и имеет давнюю историю. И за исключением последних двух столетий основными единицами налогообложения было то, что легко увидеть и подсчитать: люди и их имущество.

Известный со времен Ивана III подушный налог трансформировался при Петре I в подушную подать, которую платили не все, а только податные сословия, – составлявшие, впрочем, большинство населения, – и платили независимо от наличия работы и доходов.

Переход к преимущественному налогообложению более тонких материй – таких как доход, прибыль или добавленная стоимость – мог произойти только в условиях промышленной революции и развитого капитализма, с унифицированными формами учета товаров и денег. Еще Монтескье заметил, что «подушный налог более свойствен рабству, налог на товары – свободе, потому что он не столь непосредственно затрагивает личность плательщика». Через полтора столетия после этих слов, в конце XIX в., Российская империя в несколько приемов отказалась от подушного налогообложения – чтобы возродить «хорошо забытое старое» в XXI в.?

Кому не хватает денег

Среди сторонников новой подушной подати мы почему-то не слышим министра финансов, но слышим голоса из социального блока, причем из всех бесплатно потребляемых государственных благ на первый план вышло здравоохранение. Ольга Голодец, например, говорит: «Люди не работают, не платят страховые взносы, в том числе на обязательное медицинское страхование (ОМС), но имеют право на бесплатную медицину». Очевидно, что заботит «социального» вице-премьера; однако с не меньшими основаниями Сергей Шойгу мог бы сказать: «Люди не платят налоги, но имеют право на бесплатную оборону от внешних врагов», а Владимир Колокольцев – что «имеют право на бесплатную защиту от преступников».

Ранее по теме:Тунеядству – сбор

Но от них мы такого не услышим – по вполне понятной причине: только в здравоохранении, пенсионном обеспечении и социальном страховании действует «страховой» принцип, граждане (а чаще их работодатели) отчисляют в соответствующие фонды страховые взносы. Правда, действует этот принцип по-разному. Если пенсия по старости (вернее, ее «страховая» часть) и пособия по нетрудоспособности зависят от размера уплаченных взносов, то объем оказанной гражданину медицинской помощи никак от этого не зависит – уплате подлежит 5,1% от фонда оплаты труда, а объем помощи определяется только медицинскими показаниями.

Таким образом, на фоне пенсионной системы и системы социального страхования, в которых принцип зависимости уплаченных взносов и полученного результата худо-бедно работает, в системе обязательного медицинского зависимости между уплаченным и потребленным не существует. Скорее связь носит обратный характер: чем больше у гражданина зарплата (и размер взноса на медицинское страхование), тем меньше он пользуется государственным «страховым» здравоохранением, предпочитая частные клиники. Так называемый «страховой взнос» по своей экономической сути – просто дополнительный налог целевого характера.

Но и платежи целевого характера целесообразны там, где есть связь между тем, сколько уплачено, и тем, сколько потреблено. Купил бензин, заплатил акциз, он зачислен в дорожный фонд – и поехал: чем больше заплатил – тем дальше уедешь на этом бензине. Чем больше заплатил с зарплаты в Пенсионный фонд – тем выше будет пенсия.

Ранее по теме:Чемоданное настроение

Лучше было бы вообще отказаться от этого «взноса» работодателей и финансировать фонд обязательного медицинского страхования из бюджета по «подушевому» принципу, повысив для компенсации какие-то другие налоги. Можно искать разнообразные подпорки, сегодня заставить платить «тунеядцев», завтра «самозанятых», послезавтра кого-нибудь еще, но это не решит финансовых проблем здравоохранения. Тем более что Ольга Голодец верно сказала о праве на бесплатную медицину: по 41-й статье Конституции «медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». А значит, ничего не заплатившему «тунеядцу» в медицинской помощи отказать все равно нельзя.

Но, может быть, надо просто, отказавшись от «привязки» к здравоохранению, ввести новый налог для неработающих, зачисляемый в бюджет?

Как собрать подушную подать

До революций начала XX в. каждый подданный империи принадлежал к какому-то сословию, а внутри него – к определенному обществу (крестьянскому или мещанскому), которое по сути было ответственно за уплату подати своими членами, несло круговую поруку за каждого. Это делало собираемость подати близкой к 100%.

Ныне каждый налогоплательщик отвечает за себя сам, и налоги в России с гражданина легко собирать только тогда, когда у него есть легальный источник дохода. Служба судебных приставов не справляется с валом мелких налоговых недоимок и разнообразных штрафных санкций. В крайнем случае можно взыскать недоимку за счет имущества, но только если оно есть и хоть сколько-нибудь ликвидно.

А те, у кого нет легального дохода, часто не имеют и имущества, за счет которого можно взыскать неуплаченный налог. Или имеют в виде, скажем, единственной квартиры – попробуйте ее конфисковать и продать для погашения налоговой задолженности. Реальных рычагов воздействия на тех, кто не захочет платить «налог на неработающих», немного: его ребенка не примут в бесплатную школу? Или полиция откажется принять у него заявление о преступлении? Конечно, такого не будет. Вот за границу можно не выпустить или водительские права не выдать – как злостному неплательщику алиментов. Наверное, в этих случаях неработающим гражданам заплатить придется, а вот как обеспечить сбор с остальных? Пожалуй, надо будет возрождать еще один институт двухвековой давности – долговые тюрьмы.

Ранее по теме:С «тунеядцев» хотят собирать 20 000 рублей в год

Белоруссия, в которой «налог на тунеядцев» действует с прошлого года, отличается от России не только тем, что там мы можем запросто представить себе долговые тюрьмы, да и без них шансы собрать новый налог значительно выше.

Белоруссия отличается еще и бедностью природными ресурсами, которыми наша страна отнюдь не обделена, а в соответствии с Конституцией России (ст. 9) они являются «основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Этот тезис вполне логично толкуется как возможность и необходимость удовлетворения основных жизненных потребностей народа, в том числе и потребности в охране здоровья, за счет доходов государства от природных ресурсов. Конечно, отменить остальные налоги, как некоторые нефтяные монархии Персидского залива, мы не можем, но вполне можем обойтись без поисков копеечки на здравоохранение в карманах населения, удивляя мир возрождением подушной подати из позапрошлого века. А ведь можем еще и потратить на администрирование нового налога больше средств, чем в итоге соберем.

Автор – заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН

Новости СМИ2

При введении подушной подати при Петре I провинции, на которые распространилась ревизия, были разделены на дистрикты, в которых были расположены войска. Начальство над войсками и жителями дистрикта поручалось командиру расположенных в нем войск. Для сбора подушной налога в каждом дистрикте избирался на один год помещиками, а где их не было — простыми обывателями, особый комиссар, который собирал налог по третям. Сам плательщик должен был внести в особую шнуровую книгу, находившуюся у комиссара, сумму внесенного им налога. Сбор подати производился как деньгами, так и натурой.

В декабре каждого года помещики съезжались в полковой двор своего дистрикта для поверки комиссара и избрания нового; причем в случае жалоб на его действия они могли «его судить и наказывать по вине, за исключением смертной казни или публичного наказания».

Надзор за действиями комиссаров лежал и на командирах полков. Сбор податей у посадских людей производился магистратами, а где их не было — бургомистрами и их товарищами. Наблюдение за сбором податей принадлежало камер-коллегии и военной коллегии; главный надзор был возложен на сенат.

При Екатерине IС 1725 по 1727 г. Екатерина I Алексеевна (Марта Скавронская) (1684-1727) . Вторая жена Петра I. А.Д. Меншиков — фактический правитель. , Петре II С 1727 — 1730 январь.Петр II (1715 -1730) — сын царевича Алексея Петровича. Фактически правили А.Д. Меншиков, затем Долгоруковы. Петр II умер от оспы в 15 лет. и Анне Иоанновне С 1730 по 1740Анна Иоановна (1693 — 1740) Племянница Петра I. Дочь царя Ивана V. Фактически правил Бирон. порядок взимания подушной подати несколько раз изменялся: комиссары были то упраздняемы, то вновь восстановляемы, военное ведомство то устраняемо от участия в сборе подати, то вновь призываемо к нему.

С 1736 г. сбор подушной лежал на губернаторах и воеводах, которым в помощь придавались отставные офицеры с рассыльниками из отставных солдат. Сборщики обязаны были принимать подушную подать не иначе, как в губернских канцеляриях.

При Елизавете ПетровнеС 25.11.1741 по 25.12.1761 Елизавета Петровна (1709 — 1761). Дочь Петра I. Возведена на престол гвардией. сбор подушных денег в Москве был возложен на гильдейских старшин и старост. 31 января 1762 г. сбор подушной подати в деревнях был поручен помещикам, их приказчикам, старостам и выборным. С изданием в 1775 г. Учреждения о губерниях заведование сбором подушной подати перешло к казенным палатам. В это время установился и тот порядок собирания подушного оклада, который практиковался в XIX ст. до 60-х годов.

В городских обществах сбор подати производился старостами, с государственных крестьян — выбранными сборщиками податей, с помещичьих крестьян — помещиками или их приказчиками и управителями.

После освобождения крестьян подушная подать, разложенная сходом на отдельных домохозяев, собиралась с последних сельским старостою или особым сборщиком податей.

Новосибирский историк выпустил книгу о податной реформе последних трёх Романовых

В издательстве В«ПараллельВ» вышла книга В«От подушной подати к подоходному налогу: податные реформы капиталистической России и их воплощение в Западной Сибири второй половины XIX – начала XX векаВ». Автор – ст. научный сотрудник Института истории СО РАН, к.и.н. Алексей Кириллов – воссоздал историю долгой податной реформы последних трёх Романовых.

Начиная с Комиссии по преобразованию системы податей и сборов, созданной на заре царствования Александра II, и до последних недель Временного правительства, в России состоялась целая вереница налоговых реформ. Какие-то из них хорошо известны историкам, другие незаслуженно оставались в тени. В этой книге все они впервые показаны как последовательные этапы процесса движения страны к введению подоходного налога.

О том, какие особенности имела фискальная система Российской империи и какую роль играла Сибирь в экономике Империи незадолго до 1917 года, читайте в интервью автора книги нашему интернет-изданию.

image

– Алексей Константинович, чем был обусловлен выбор темы исследования?

– Работая над предыдущей книгой (Кириллов А. К. Городские банки Западной Сибири (вторая четверть XIX — начало XX века) наше прим.), просматривая архивные описи, я часто наталкивался на упоминания разных налогов. Оказалось, что в то время в Российской империи была довольно запутанная система налогообложения, и вначале было просто интересно с ней разобраться – понять, чем все эти налоги один от другого отличались, и для чего они так часто реформировались. На этом пути были некоторые любопытные находки, например – история несостоявшейся передачи государственного квартирного налога городскому самоуправлению (она сыграла роль пешки в большой политической игре министра финансов С.Ю. Витте). Но по ходу работы стало ясно, что самое интересное в этой теме – не устройство налогов как таковое, а общественный смысл происходящих перемен.

– В чём же он состоял?

– Самым поразительным явлением в дореволюционной налоговой системе для меня стали податные присутствия. Это выборные органы, в которых само население, плательщики налога определяли подлежащий обложению доход. То есть, выполнение одной из самых важных задач – наполнение казны – государство передавало обществу в лице этих податных присутствий. И это – в самодержавной России, которую мы привыкли воспринимать как совершенно несвободную страну, обитель «усиленной охраны», воплощение полицейского произвола.

image

Жалоба плательщика налога с городской недвижимости: сумма начисленного налога «меня что-то смущает», потому что «против суседей налогу более чем в 4 раза, а имущества и предприятий столько же». Жалоба была удовлетворена податным присутствием: «По поверке оказалось, что валовая доходность имущества не 1440 руб., а только 800 рублей». Как следствие, налог понизился почти вдвое.

– Откуда же взялась у государства Российского такая демократичность?

– Скорее, здесь надо вести речь о прагматичности. Сегодня-то государство знает о гражданах почти все, в том числе и их доходы. В каждой организации работает бухгалтер, который выступает своего рода агентом государства, сообщает ему о каждой заработанной копейке. В XIX веке ничего подобного не было, государственный аппарат зачастую просто не имел достоверной информации о доходах своих подданных. И создание податных присутствий было выходом из положения.

Государство, при всей своей ярко выраженной недемократичности, закрепляло за обществом важную роль в исполнении дел, значимых и для общества, и для государства. И это, к слову, много говорит о том, насколько самостоятельным и ответственным было на тот момент общество, какую роль оно играло на самом деле в жизни и развитии страны.

image

Прошение Фёдора Даниловича Маштакова о сложении штрафа за неимение патентов на «складочные помещения» (склады). Число бесплатных складских помещений при магазинах ограничивалось; на те, что сверх нормы, требовалось выбирать дополнительные свидетельства. Губернское присутствие по промысловому налогу, рассмотрев жалобу, вынесло «соломоново решение»: штраф признали правильным (в оказавшихся под вопросом складах Маштаков хранил товары, не покрываемые свидетельством 2-го разряда на розничную мануфактурную торговлю, а значит, всё равно должен был выбрать на них особые патенты, несмотря на наличие двух неиспользованных «билетов» на складские помещения), но штраф сложили по амнистии в честь 300-летия Дома Романовых.

– И что, не было конфликта интересов? Неужели члены податных присутствий не пытались занизить сумму налогов?

– Выборным было выгодно занизить, а податному инспектору, который руководил работой присутствия – завысить цифру. В борьбе противоположностей рождалась средняя линия. Фонды местных архивов донесли до нас ряд интереснейших сюжетов, почти детективных. То инспектор, не в силах перебороть выборных и не желая отступать, пытается отстранить их от участия в заседании. То всё присутствие за компанию с инспектором мстит отдельному купцу, во время голода торговавшему мукой по повышенной цене. То конкурирующие группировки купцов раскрывают инспектору обман в налоговых декларациях. Обычным делом были жалобы недовольных решениями присутствия (будь то инспектор или плательщики) на уровень губернии. Несколько сотен жалоб в год со всей страны доходило даже до Сената – высшего в стране арбитражного органа. Получается, с одной стороны, что податные присутствия в городах, как и крестьянская община, не просто работали в рамках закона, но работали по указаниям чиновников, которые в глазах населения обладали значительным авторитетом. С другой стороны, и городские присутствия, и община отнюдь не ограничивались ролью оформителей воли начальства. От простых людей в присутствиях и на сельском сходе действительно зависели решения, важные с точки зрения власти. Одни и те же вопросы в разных случаях решались по-разному, в борьбе интересов и мнений.

– Зачем вообще потребовалась коренная реформа налоговой системы?

– История этой реформы начинается вместе с «Оттепелью» середины XIX в. После неудачи в Крымской войне стало ясно, что так дальше жить нельзя, всё надо менять. Отмена вековой несправедливости: освобождение крестьян от крепостного рабства, от рекрутчины, от подушной подати – это стояло в ряду первоочередных задач. Подушную подать платили ведь только податные сословия; «благородное дворянство» от неё было свободно. Заменить сословную подушную подать всеобщим подоходным налогом – так ставился вопрос уже в Комиссии о пересмотре системы податей и сборов, созданной в 1859 г. Примерно раз в десять лет эта тема всплывала вновь, и фискальная система медленно, но последовательно менялась в этом направлении. Однако подоходный налог как таковой возник в России только в 1916 году, когда власть столкнулась с острым дефицитом бюджета в условиях мировой войны.

image

Почтовая карточка податному инспектору с настоятельным требованием бланков подоходного налога для г. Тайга датирована июнем 1919 года. Именно в годы Гражданской войны подоходный налог, введённый в 1916 году как налог для богатых, стал налогом массовым — для большинства населения.

– Если введение подоходного налога было очевидным решением в борьбе за справедливость, то почему таким долгим оказался путь к нему?

– Консерваторы, желая избавить высшие слои общества от дополнительных платежей, приискивали благовидные отговорки из серии практической невыполнимости реформ. Впрочем, как раз прагматическая сторона обеспечивала и реформаторам доводы в свою пользу. Расходы бюджета росли, требовалось увеличивать и доходы. Между тем, подушная подать собиралась с недоимками – ясно, что не всем она по силам. Повышать ставку на душу мужского пола – значит сделать подать для бедных ещё более непосильной. Дифференцированное распределение (чтобы богатые платили больше бедных) действовало только внутри деревни – это зависело от сельского схода. А распределением назначенной свыше суммы подати между сельскими обществами занимались чиновники. Богатые и бедные селения облагались по одинаковой ставке, в зависимости от числа жителей мужского пола – и в этом была загвоздка. Притом и локомотивом экономического развития уже стала не деревня, а город с его промышленностью, торговлей, высокооплачиваемыми служащими. Было ясно, что среди горожан есть много таких, которые могли бы заплатить гораздо больше налогов. И их надо было как-то выделить. В этом отношении подоходный налог выступал как более эффективный и гибкий инструмент.

– Сумма новых налогов уже не распределялась по селениям и городам централизованно?

– В разных налогах действовал разный порядок. Впервые податные присутствия были введены в 1885 году в промысловом налоге (с торговцев). Здесь государство, не вполне доверяя членам присутствий, само назначало на каждый участок сумму, которую обязательно надо полностью распределить между плательщиками. Но затем стала внедряться более привычная нам схема, которая отталкивается от каждого отдельно взятого налогоплательщика. В 1893 году был введен квартирный налог (прототип подоходного налога). Здесь государство устанавливало подробную шкалу налоговых ставок, в зависимости от стоимости жилья налогоплательщика. И общую стоимость недвижимости в участке В«сверхуВ» не спускали. То есть, общая сумма налога для поселения изначально не устанавливалась. Она определялась податным присутствием. По такому же принципу действовал и подоходный налог.

И это был тот самый принцип, который консерваторы изначально называли невыполнимым – однако в итоге он успешно заработал. Настойчивость и изобретательность реформаторов, которые полвека резали этот «хвост» по частям, сделали своё дело.

image

Промысловое свидетельство, выданное из новониколаевской городской управы торговцу старым железом. Будущий Новосибирск, уже тогда темпами роста заслуживший прозвище «Сибирского Чикаго», всё ещё оставался в последнем, четвёртом, классе местностей. Система разбивки городов и уездов на разряды по степени экономической развитости (это делалось Минфином «вручную») была одним из поводов для нареканий в адрес промыслового налога.

– Недостатком современной налоговой системы страны многие эксперты считают неправильное распределение сборов – они почти все уходят в федеральный бюджет, что лишает местные власти стимула экономического развития своих территорий. А как обстояло дело в те времена?

– Нечто подобное уже начинало обсуждаться. Так, в 1912 г. выяснилось, что реформа государственного налога с городской недвижимости привела к существенному, в разы, увеличению сборов по этому налогу. Городские думы стали жаловаться на чрезмерность этого бремени для горожан. Довод был такой: с горожан теперь не соберёшь денег на развитие городского хозяйства (коммунального, как сказали бы сейчас). А в это время уже началось строительство водопроводов, канализации, городских электростанций… Тогда Министерство финансов пошло на необычную уступку. Ставка налога составляла 6 % доходности недвижимости; один из этих шести процентов был передан в распоряжение городских дум. В каждом городе у думы был выбор: или использовать эти деньги на городские нужды, или – если действительно жители чересчур переобложены – отказаться от их взимания. Так Министерство финансов, спасаясь от критики, «взяло в долю» своих критиков.

Ещё пример на тему взаимосвязи государственного и местных бюджетов – это ограничение на рост земских смет, установленное в 1900 г. Понятно, что если растут расходы земства, то должны расти и доходы, и значит, земские налоги. Начиная с 1900 г., действовало правило: земская смета не может увеличиваться более чем на 3 % в год. В обмен правительство обязалось субсидировать те земства, которые убедительно докажут необходимость дополнительных расходов.

Если же мы говорим о распределении налогов с точки зрения стимулов для местной власти, то надо учитывать один важный момент. Когда предприниматель XIX века решал открыть производство или магазин, ему, в принципе, мало что нужно было от власти на местах. Городская застройка так или иначе регламентировалась, разрешение надо было получить, но это не служило камнем преткновения. Говоря современным языком, бизнес не был скован обилием инструкцией и ограничений.

– Еще Ломоносов утверждал, что могущество России будет прирастать Сибирью. Насколько весомый вклад в казну давали сибирские губернии в последние предреволюционные десятилетия?

– Это сегодня Сибирь, прежде всего, благодаря нефти и газу, стала фактически главным источником бюджетных доходов. В начале XX века всё иначе: нефть и газ ещё не были открыты, и вообще производящее хозяйство давало большую прибыль, чем присвоение природных богатств. Цена вывозимого из Сибири золота двукратно уступала цене вывозимого масла. Производимое кооперативами масло и крестьянский хлеб – вот два товара, которые определяют роль Сибири в российской экономике начала XX века, и эта роль более значительна, чем вклад сибирских налогов в бюджет страны. Массовый вывоз хлеба и масла из Сибири в Европейскую Россию и за рубеж стал возможен благодаря постройке в 1890-е годы Транссибирской железной дороги. Транссиб произвёл настоящий переворот в западносибирской экономике и в этом смысле вполне оправдал надежды, возлагавшиеся при начале строительства.

Вместе с тем, Транссиб с самого начала рассматривался и как средство укрепления российских позиций на Востоке, и в этом можно усмотреть перекличку идей С.Ю. Витте и М.В. Ломоносова. Михаил Васильевич в той записке, пять слов из которой хорошо известны новосибирцам, призывал искать путь через Сибирь в Индию и Америку. Сергей Юльевич, доказывая необходимость железной дороги, беспокоился насчёт китайского рынка для российских товаров. Англичане и французы привозили свои товары в Китай с юга морем; Транссиб обеспечивал русским тканям и железным изделиям более короткий и более дешёвый путь. Борьба за экономическое влияние на Востоке быстро переросла в Русско-японскую войну, которую Россия проиграла. Но благотворное воздействие железной дороги на Сибирь уже нельзя было отменить. Постройка государством необходимой инфраструктуры подтолкнула приток и российского, и иностранного капитала, занявшегося не только созданием промышленности, но и развитием той же инфраструктуры в виде частных железных дорог. Вообще, дореволюционная, капиталистическая, Россия – та эпоха, у которой есть чему поучиться сегодня. Я надеюсь, что вышедшая книга даст ещё одно основание об этом вспомнить.

https://academcity.org/content/ot-podushnoy-podati-k-podohod…

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий