Для чего переименовали милицию в полицию? Чем отличается полиция от милиции

Я как и большенство людей в здравом уме и трезвой памяти не одобрял переименование нашей родной, в прошлом героической милиции в полицию. Бессмысленность и идиотизм данного переименования невиден только лишь кретинам. Ну уж случилось так случилось, теперь чего уж… Хорошо хоть в жандармов или столбовых не переименовали, надо радоваться. А то креативного мышлению нашего премьера нет пределов.imageКартинка из свободного доступа.Сейчас меня напрягает совсем другой момент, пентами вместо ментов полицейских называть не стали, а вот полицаями кличут. А это мягко говоря, грубо выражаясь, не есть хорошо, ибо все мы знаем, кто такие полицаи. Современные менты, простите, полицейские, конечно далеки от совершенства, особенно дорожные правоохранители, но всё же они не полицаи. Ведь так или иначе, случись с нами беда, мы все, однозначно бежим в полицию. А уж вообще если очень объективно подходить к этому вопросу, люди вкалывают и рискуют собственной жизнью за гроши круглые сутки. Знаю очень много достойных людей сотрудников органов. Наше государство просто поставило из в такие условия, что просто невозможно профессионально исполнять свои обязанности, но они делают всё возможное и невозможное.А полицаи, это прихвостни фашистов. По своей сути хуже своих хозяев, поскольку предали свой народ, свою страну, своих родных и близких. В наше время таких тоже не мало. На днях я писал об одном таком уроде, не безызвестный , вот это самый, что ненаесть полицай. ——————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————Здесь можете подписаться на мой блогТут подружиться со мнойПодписывайтесь на мой канал в Ютубе, там скоро будет очень много интересного.Если у Вас есть интересная новость, присылайте её на мой канал в Телеграмм VoenjurА так же добавляйтесь ко мне в друзья в соцсетях:ВК, ФБ Межрегиональный интернет-журнал «7×7» Новости, мнения, блоги Виктор Евгеньевич Дудин

  1. Республика Коми
  2. Полицейский или полицай?

Республика Коми Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7×7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7×7 открыта для авторов различных взглядов.

Полицейский — человек который стоит на страже закона, пресекает беззаконие и защищает своих граждан.

Полицейский никогда не станет выполнять приказ, если он нарушает существующее законодательство страны. Полицай-холуй, который выполняет приказы начальства даже если приказы нарушают законы страны. Полицаю плевать на закон, полицай не защищает, а обирает своих граждан. Во время второй мировой войны, по приказу фашистов, полицаи вешали, расстреливали и угоняли в Германию своих сограждан.

Я живу в Республике Коми, здесь полицейские: бандитов отпускают, невиновных сажают, торгующих наркотиками прикрывают, у граждан деньги вымогают. Когда им указываешь на то, что они нарушают закон, в ответ звучит одна фраза: «у меня приказ». Некоторые полицейские признаются, что их ставят перед выбором: или увольнение или выполнять противозаконный приказ. У меня вопрос: «В полицию набирают тех, кто стремится стать полицаем, или из полицейских делают полицаев?» Вначале дается приказ нарушить закон, затем заставляют заниматься противозаконной деятельностью, в будущем прикажут убивать мирных граждан недовольных данной полицейской системой. Впрочем, по всей России в «правоохранительных органах» процветает коррупция и нарушаются законы Государства.

Рим.6:16Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или [рабы] греха к смерти, или послушания к праведности.

Мы меняем регионы и вдохновляем людей на изменения. Поддержите «7×7» и независимую журналистику в России.

image

Чтобы в стране был порядок, мало писать законы – важно создать все условия для их исполнения, как гражданами страны, так и подведомственными органами в надлежащем порядке.

В том числе важно проследить и за правильным составлением законов, что играет огромную роль в адекватном формировании законодательной и исполнительной власти нашей страны.

На страже порядка в РФ стоит несколько ведомств, из которых у многих вызывают вопросы такие органы власти, как Полиция и Юстиция. За что отвечает каждый из них, и в чём, собственно, разница между ними, разберёмся прямо сейчас.

Отличие №1

В первую очередь Юстиция от Полиции отличается принадлежностью к министерствам. Юстиция, к слову, сама является большим министерством, включающим в себя несколько органов власти, тогда как полиция – это всего лишь один из правоохранительных органов, которые входят в состав МВД.

Отличие №2

Министерство юстиции в каком-то смысле можно назвать самостоятельной государственной структурой, в которой изобилуют судебные организации и исполнительные рычаги влияния на исполнение судебных решений, такие как служба судебных приставов и, собственно, сама Полиция. В то время как последняя возлагает на себя роль охранника порядка, предупреждает и расследует преступления, Юстиция берёт на себя ответственность выносить приговоры по уголовным делам, и следить за их исполнением.

Судить же и выносить приговор полиция не может в принципе, а вот исполнить решение суда в оговоренном законом порядке обязана.

Отличие №3

Министерство Юстиции координирует действия Полиции, и никак не наоборот. Следить за состоянием правовых актов и законопроектов также не входит в обязанности Полиции, зато контролировать их выполнение она обязана по закону, и их действия в этом направлении строго инспектируются органами Юстиции.

Отличие№4

Юстиция в свою очередь как раз таки занимается проверкой всех законопроектов, принимаемых в стране на предмет их соответствия основным законам Российской Федерации. В её обязанности ко всему прочему входит контроль деятельности нотариальных служащих, работников ЗАГСа, адвокатов.

Отличие №5

Министерство Юстиции имеет полномочия предоставлять в прокуратуру достоверные сведения о нарушениях правовых актов и законов, издаваемых в регионах РФ. Полиция же взаимодействует с прокуратурой исключительно в случаях нарушения законов гражданами Российской Федерации.

Для этого её сотрудники собирают улики, опрашивают свидетелей, проводят оперативные расследования. Юстиция же, напротив, требует от прокуратуры проведения соответствующих расследований и предоставления отчёта о проведённых мероприятиях, которые должны помочь устранить ошибки в составлении правовых актов регионов страны.

Переименование милиции в полицию в России произошло в период правления Дмитрия Медведева. Официальным обоснованием для внедрения данной реформы являлось стремление президента полностью перестроить систему правопорядка в стране. Но каковы же скрытые причины переименования?

Разрушение негативного образа правоохранительных органов

Содержаниескрыть Разрушение негативного образа правоохранительных органов История системы правопорядка в России Результаты реформы

К 2011 году службы правоохранительных органов зарекомендовали себя не с лучшей стороны. Коррупционные скандалы, служебные преступления и многочисленные факты превышения должностных полномочий создавали крайне скептическое отношение населения к действующей системе. Нужны были изменения.

Именно поэтому президент Медведев оформил указ, на основании которого термин «милиция» перестал существовать на официальном уровне, освободив место для «полиции». Данное изменение являло собой стремление власти вернуть органам правопорядка положительный имидж среди населения. Указ включал в себя множество позиций, согласно которым вся система должна была перестроиться.

История системы правопорядка в России

Реформа при Медведеве была далеко не первой за всю историю российского государства. Аналог милиции появился еще во время правления Петра Первого. На тот момент это была общегородская служба Санкт-Петербурга, состоящая из нескольких десятков полицейских служащих.

Уже гораздо позже, при императрице Анне Иоановне, полицейская служба стала достоянием всего государства. В таком виде полиция просуществовала вплоть до 1917 года, когда пришедшие к власти большевики разрешили имеющийся строй. Так появилась милицейская служба, просуществовавшая под таким именем почти столетие.

Результаты реформы

Согласно социальным опросам тех годов, большая часть населения (примерно 60%) не верили, что реформа МВД приведет к каким-то значимым положительным изменениям. Что же получилось в итоге?

Штат сотрудников в рядах правоохранительных органов уменьшился на 20%, что свидетельствовало о формально более жестком отборе служащих. Это, в свою очередь, повысило средний уровень заработной платы полицейского почти на четверть.

Также все сотрудники по стране были подвергнуты аттестации, которая включала в себя как проверку физической подготовки, так и знание теоретической базы. Тот факт, что почти одна четвертая часть бывших милиционеров не прошли аттестацию, выступал дополнительным доказательством необходимости реформы.

Но, к сожалению, в перспективе положение дел оказалось не столь радужным. Проблемы, имевшие место в службе милиции, плавно перекочевали и в полицию. Превышение должностных полномочий и коррупция никуда не ушли. Название системы изменилось, но негласные порядки и устои остались прежними. Так почему же так?

Всё дело в ментальности. Получая ощущение власти, среднестатистический человек невольно задумывается о возможности воспользоваться своим положением. И осуществит ли он задуманное, зависит исключительно от личностных качеств человека. Другими словами, надо менять не только систему, но и людей. Проведение более глубокого и основательного психологического отбора кандидатов наверняка бы исправило ситуацию. Но на данный момент ситуация с этим такая, какая есть.

imageПолицейский по-русски — городовой

В 2002 г. основные российские министерства пышно отмечали «свое» 200-летие. В МВД тоже проходили торжественные собрания, министр Борис Грызлов учредил ведомственную медаль «200 лет МВД России», которой наградили всех сотрудников, «безупречно прослуживших 20 лет». Между тем, современная милиция никакого отношения к первоначально созданному Александром I министерству не имеет.

К МВД был отнесен лишь надзор за полицией, который не выполнялся в силу отсутствия местных органов управления. По замыслу основателей, в первую очередь графа Михаила Сперанского, МВД должно было заниматься «производитель­ными силами страны» и не иметь охранительных функций. В ведении МВД находились благоустройство, общественное призрение (по нынешнему — соцзащита), почта, статистика, государственные заводы и фабрики, добыча полезных ископаемых, народное продовольствие, ветеринария и множество других сфер, что, собственно, и составляло «внутренние дела».

В этом смысле медаль «200 лет МВД России» нужно утверждать сейчас, потому что 25 июля (6 августа) 1810 г. было образовано Министерство полиции Российской империи, от которого и логичнее вести родословную. Просуществовало оно недолго и через 9 лет вошло в состав МВД.

К чему я? В нашей жизни вообще, и в политике в особенности, символические вещи, то есть то, что служит условным знаком чего-либо, имеют весьма важное значение. Подозреваю, что в 2002 г. решение о праздновании 200-летнего юбилея МВД прини­малось не только для того, чтобы немного приукрасить историю, но и от желания, возможно бессознательного, дистанцироваться от «полиции».

Конечно, мы привыкли за последние годы к этому слову, у нас была «налоговая полиция», сотрудников службы наркоконтроля называют наркополицейскими, хотя официально такого названия нет. Однако в отношении органов правопорядка слово все-таки имеет негативную окраску. Было еще близкородственное слово «полицай», вызывающее вообще омерзительные ассоциации.

В свое время Сталин, которому нужно было опереться на патриотические, исторические корни русской жизни, вернул погоны, офицерские звания, переименовал наркоматы в министерства, ввел нелепую форму с саблей для послов и т.д. Это вовсе не противо­речило духу его государственной великодержавной политики, хотя и не соответствовало предшествующей идеологической риторике «о золотопогонниках» и «царских министрах».

imageМилиция — это просто народное ополчение

Однако европеизировав названия государственных органов, введя чины и звания, оставив слово «комиссар» только для военкоматов, Сталину и в голову не могло прийти переиме­новать милицию в полицию, а МГБ в жандармерию.

Конечно, слово «милиция» в первоначальном значении вовсе не означало какие-то охранительные органы. Милиция — это просто военное ополчение. В этом значении милиция всегда была в истории и так и называлась, в том числе в Российской империи в XIX веке (милицейские подразделения, в частности, находились в Туркестане, на Кавказе, в Астрахани). Есть она и сейчас — в Швейцарии, например.

«Полиция» и «политика» — однокоренные слова. «Полития» — управление (от «полис» — город). И слово «полиция» в первоначальном значении подразумевало вооруженных горожан, которые следят за порядком. То есть это тоже были «дружинники», как назвал милицию президент Медведев, противопоставляя «профессионализму» полиции.

Вообще лингвистические аргументы в данном случае малоуместны. Есть сотни терминов и латинского, и греческого происхождения, которые вообще не соответствуют тому, что определяют. Геометрия — это не наука об измерении земли, а офицер — не человек, который сидит в конторе.

У социалистов, которые хотели всеобщего вооружения народа, конечно, были какие-то идейные соображения об отмирании функций государства вообще, но Временное прави­тельство в апреле 1917 г., создавая «Народную милицию» взамен распущенных Депар­тамента полиции и Корпуса жандармов в реальности создавало государственные органы принуждения и охраны порядка.

То же самое через несколько месяцев делали большевики. Хотя в постановлении наркома А. И. Рыкова от 10 ноября (наш День милиции) «О рабочей милиции» гово­рилось, что ее учреждают советы (что и имел в виду президент Медведев), но в реальности создавались карательные органы государства.

От лингвистики к политике

imageПереименование обусловлено желанием избавиться от негативного  имиджа «оборотней в погонах»

Переименование полиции и большевиками, и Керенским, имело не лингвистический и не идейный смысл, а политический. Нужно было дистанцироваться от старорежимной ненавистной терминологии. Ненавистной всем — ведь потом и на террито­риях белых правительств тоже была «милиция». По этой же политической причине после распада СССР произошло переи­менование в «полицию» в Прибалтике, Грузии, Азербайджане, Молдове.

Нынешнее предложение президента Медведева «вернуть имя», вероятно, тоже продиктовано желанием избавится от «евсюковщины» и прочего негатив­ного наследия. Первым о том, что «принято решение о создании профессиональной полиции», сказал еще в январе Сергей Степашин. Сейчас сам президент.

Несмотря на то, что реформа МВД ведется уже достаточно давно, не покидает ощущение какой-то суетливости, имитации и даже профанации. Только сказал президент про полицию, тут же заменили слова в законопроекте и разместили его на сотнях интернет-сайтов для всенародного обсуждения.

В том, что обсуждение серьезно повлияет на закон, я не верю. Это что-то вроде обсужде­ния сталинской или брежневской Конституций. Предложений будет много, а все сведется к терминологическим поправкам — неграмотное выражение «работник полиции должен» заменят на «обязан» и т.д.

Только что было реальное, но не инициированное властью обсуждение закона о расши­рении полномочий ФСБ. Общественное мнение было очевидным. Но кто к нему прислу­шался? На фоне полного игнорирования мнения граждан по тому закону, обсуждение этого кажется просто игрой.

imageКроме как из нынешней милиции, новым российским полицейским взяться неоткуда

Принципиального, какого-то революционного отличия от старого закона «О милиции» я не увидел. Он вовсе не дает надежду на то, что внутренние органы изменятся. Слова о том, что «сотрудники полиции будут профес­сионально и эффективно выполнять свою работу», по сути, ничего не значат. Где они найдут профессионалов, на улице что ли? Кроме как из нынешней милиции им взяться неоткуда.

Вопрос не в том, как исполнять — и сейчас люди там профессионально работают — а что исполнять. Конечно, нужно оптимизировать численность (у нас на 100 тысяч человек — тысяча работников милиции, в Европе — 250-400), какие-то ненужные функции убирать. Но главное — кого и какой порядок будут защищать органы внутренних дел. Я сильно сомневаюсь, что граждан и их интересы.

Дело вовсе не в конкретных людях, которые там работают или будут работать. Как и везде — там разные люди. Но сам по себе этот институт является репрессивным. Это институт подавления по своей природе, поскольку это специфический орган власти. Власть же есть не что иное, как способность навязывать свою волю даже вопреки сопротивлению.

Если же государственная власть монопольна, если общество элиминировано из полити­ческой сферы, а у нас это именно так, то никогда органы правопорядка, как бы они не назывались, не будут на стороне общества. Они всегда будут защищать правящую бюро­кратию, поскольку являются ее частью, частью государственной машины. Поэтому в условиях нынешней политической системы, в реформу МВД я не верю.

Терминологические же вещи в связи с этим приобретают особый смысл. Нет такого термина «милицейское государство», а «полицейское государство» есть.

ссылка на комментарий

Николай Щедринзаведующий кафедрой деликтологии и криминологии Юридического института СФУ, доктор юридических наук, профессор

image

В свое время барон Мюнхгаузен вытянул себя за волосы из болота вместе с лошадью, чем показал плохой пример российским реформаторам. Сначала заведут в трясину, а потом… тянут-потянут. Естественно, прежде всего, себя. А потом уж загнанных лошадей. Без опоры на что-либо или на кого-либо.

Вот и теперь по привычному сценарию приступили к реформированию милиции. Основные направления этой реформы представлены в Указе Президента «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» от 24 декабря 2009 г. В их числе: освобождение органов от несвойственных функций, исключение их дублирования, разграничение полномочий, сокращение численности милиции, повышение довольствия, реорганизация образовательных учреждений МВД.

О необходимости этих правильных шагов последнее десятилетие говорили все, кроме… руководства МВД. Тем не менее, большинство поручений адресовано именно ему. Поручения розданы, но до сих пор должной ясности по многим вопросам нет. Алгоритм реформирования не доведен до «инструментального» уровня. Например, как быть со следствием или надзором за несовершеннолетними правонарушителями? МВД предполагается освободить от этих функций, но готовы ли другие ведомства их принять?

Предложенное решение некоторых вопросов является спорным. Так, сохранение в структуре ОВД вневедомственной охраны, в сочетании с полномочиями по ли­цензированию частных охранных предприятий, оставит за полицией статус «неестественного» монополиста со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Недостаточно проработаны механизмы реформирования, в том числе финансовые, кадровые.

Попытки «беспогонных» граждан поучаствовать в обсуждении реформаторам из МВД малоинтересны. Помощь правозащитной рабочей группы «Содействие реформе МВД», которая предложила свою концепцию, встречена в штыки. Анонимные «офицеры из центрального аппарата МВД», очевидно, из числа тех, кто «профессионально загнал милицию в болото кризиса», обвинили авторов альтернативной концепции в непрофессионализме.

На мой взгляд, не имея общепризнанной концепции и четкого плана реформы, принимать новый закон, регламентирующий деятельность органов внутренних дел, преждевременно. Законопроект «О полиции» по существу ничего не меняет, а, главным образом, систематизирует положения, подавляющее большинство которых уже есть в нормативных правовых актах разного уровня. Это хорошо, но к чему такая спешка?

Складывается впечатление, что важнейшая новелла законопроекта — переиме­новать милицию в полицию. А бурные дискуссии по этому поводу призваны отвлечь общественность от многочисленных пробелов и погрешностей законопроекта.

Структура нового органа правопорядка в нем совершенно не прописана. Для любопытных в пункте 3 ст. 1 законопроекта сказано: «Состав и структура полиции определяются Президентом Российской Федерации». Мол, что там обсуждать? Как Президент скажет, так и будет.

Совершенно очевидно, что этот закон должен приниматься «в пакете» не только с концепцией и «дорожной картой» реформ, но и с другими нормативными актами, изменяющими компетенцию ведомств, в которые передаются функции МВД, с законами (в том числе конституционными), определяющими полномочия руко­водителей полиции. Но сопутствующих документов и законопроектов до сих пор нет.

Тем не менее, я почти уверен, что в сложившейся политической ситуации президентский проект федерального закона «О полиции» будет принят с минимальными правками. После его принятия все сведется к смене вывесок и перекручиванию табличек на кабинетах.

Сомневаюсь, что рядовым гражданам станет от этого лучше. Более того, связанная с неподготовленной реформой неразбериха далеко не лучшим образом скажется на нашей с вами безопасности.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий