Что такое Морганатический Брак? Значение Морганатический Брак в энциклопедическом словаре

Всем давно известно, что традиционным браком называют такой брак, в котором муж и жена не только вместе живут, растят своих детей и имеют общее хозяйство, но и не совершают измен по отношению друг к другу. И не важно, будет такой брак зарегистрирован или нет. Главное — чтобы  двух людей устраивала та форма существования, в которой они проживают. Счастливый брак  — это брак, где все счастливы одинаково. Но применимы ли эти критерии к морганатическому браку? Давайте попробуем разобраться.

Для начала нужно выяснить, а что же собой представляет морганатический брак? Морганатический брак – это отношения мужчины и женщины, имеющих разное социальное положение, при котором один из супругов не повышает  свое низкое социальное положение при вступлении в брак.

Примеров таких браков великое множество.  Однако стоит помнить, что понятие морганатический брак относилось только к высшим сословиям. Так, например, В России существовал Закон о престолонаследии Российской империи, согласно которому человек, носивший императорскую фамилию, при вступлении в такой брак, уже не мог занимать престол, так же как и все его потомки. Примером морганатического брака может считаться свадьба императрицы Екатерины II с генералом-адьютантом Потемкиным в 1775 году, а также свадьба императора Александра II и Екатерины Михайловны Юрьевской (Долгоруковой), которая состоялась 6 июля 1880 года. Но это было  давно.

 В современном мире морганатический брак – это не такая уж и редкость. Вспомним хотябы свадьбу японской принцессы Саяко с простолюдином Йосики Куроду, которая состоялась в 2005 году. Наказанием принцессы за ее несоответствие монархическим законам стало лишение ее титула принцессы. При этом не только она, но и ее дети уже не смогут сесть в императорское кресло Японии.

Впервые понятие морганатический брак появилось  в немецкоговорящих странах и в Российской империи в XVII  и XIX вв. На тот момент знатные особы и члены их семей могли заключать браки только  с равными титулованными особами.  Если этого не происходило, то они теряли право на наследие трона. Многие монархи чтобы решить эту проблему выбирали себе в жены равнородную особу, а ту, что была мила сердцу, записывали к себе в любовницы. В то время существовал запрет на морганатический брак, как таковой, ведь это могло привести к разрушению королевской родословной. Именно так, по мнению историков, и была разрушена династия Романовых.

Но к началу ХХ века ситуация значительно поменялась. Так, современная Европа , которая на протяжении многих лет регулировала этот вопрос,  отменила закон.  Многие прямые наследники престола из Голландии, Испании, Норвегии и Дании  уже давно женаты на девушках, которые не имеют королевской крови, но все равно их дети от этого совершенно не пострадают и без проблем взойдут на престол.  Но наряду с теми, кто отказался от столь жестокого закона, есть и те, кто чтит традиции и сохранил данное законодательство до сих пор.  Одна из таких стран – это Швеция.

Так почему же считается, что очень плохо наследной принцессе или принцу вступать в брак с тем или той, к которой испытываешь настоящие чувства, хоть у них в жилах и не течет «голубая кровь» аристократии? Ведь, прежде всего, счастливые браки – это духовные браки. Новобрачные должны чувствовать друг друга, любить друг друга всем сердцем.  Современные аристократы уже не хотят считать себя иными, они хотят быть как все. Но если посмотреть на это с разных сторон, то можно найти как положительные моменты, так и отрицательные. Вступив в морганатический брак, многие монархи перестают задирать нос, у них пропадает высокомерие и заносчивость.  Но вместе с этим появляется проблема исчезания монархии, как таковой. Новоиспеченные отпрыски не хотят следовать тому, что было так близко их предкам. Они просто мечтают быть как все обычные люди. Правильно это или нет — рассудит время. Но до сих пор особи королевских кровей пытаются наиболее приблизится к простым людям  и, встретив  красивую, воспитанную, но не имеющую «голубую кровь» девушку, не задумываясь, отдаются  своим чувствам.

Морганатического брак (слово «морганатического» неясного происхождения, по одной из версий, от нем. Morgengabe — утренний подарок мужа молодой) — такой брак между лицами неравного положения, при котором супруг (или супруга) низшего положения не получает в результате этого брака такого же социального положения. Морганатического брак является частным случаем мезальянса.

История

Понятие морганатического брака появилось в законодательстве немецкоязычных стран и Российской империи на рубеже XVIII и XIX веков во избежание браков членов царских домов с их собственными подданными. Монархи и члены их семей должны были заключать браки исключительно с ривнориднимы лицами, иначе они теряли право на наследование престола. Понятие «ривноридности» во многом было фикцией: ривнориднимы признавались не только члены династий, которые сейчас правят, но и представители многочисленных немецких родов княжеского и даже графского звания, медиатизованих во время роспуска Священной Римской империи 1806 года. Ривнориднисть потомков правителей других поваден государств — то герцоги Курляндский, цари Грузии или крымские ханы — была под вопросом.

Суровость запретов на морганатической мезальянсы значительно варьировалась от страны к стране, а во Франции и Великобритании понятие морганатического брака вообще не было известно (хотя британский король Эдуард VIII предпочел отречению от престола после скандального брака с дважды разведенной американкой Уоллис Симпсон). Даже в Германии в случае необходимости о запрете на морганатической союзы могли «забыть»: так, престол великого герцогства Баденского на протяжении нескольких десятилетий занимал Леопольд I, матерью которого была обычная баронесса. Если морганатического союз был санкционирован действующим монархом, то неривноридному, как правило, предоставлялся достойный титул (светлейшего князя, графа и т.п.), наследовали и рожденные в браке дети. Однако есть пример, когда король и не отрекался от престолу.Це, например, Людовик 14 и графиня де Ментенон. К началу XX века в Германии сформировалось круг морганатическим потомков монархов и членов их семей, представители которого иногда заключали браки между собой, а иногда — и с коронованными лицами (в тех странах, где морганатической союзы не были запрещены). Так, Виктория Евгения Баттенберзька (из рода Баттенберг, морганатической ветви Гессенского дома) вышла замуж за испанского короля Альфонса XIII и стала королевой, а Мария Текська (с морганатической Текськои ветви Вюртембергского дома) — по британского короля Георга V. Другие известные морганатической семьи — Гогенберг (потомки австрийского престолонаследника Франца Фердинанда и Софии Хотек) и Меренберг (происходят от брака Николая Вильгельма Нассауского с Н. А. Пушкиной-Дубельт).

Наше время

В современной Европе законы, когда регулировали морганатической браки, отменен. Наследники престола Испании, Великобритании, Нидерландов, Монако, Дании и Норвегии в браке с лицами некоролевского происхождения, тем не менее их дети будут наследовать престол. Наиболее значимая страна, которая сохраняет такое законодательство, — Швеция (при этом ограничения не распространяются на действующего короля) Впрочем, такие законы были отменены не только в Европе. Так, например, жена короля Иордании также является лицом некоролевского происхождения.

Редким примером современного морганатического брака является свадьба японской принцессы Саяко, которая в 2005 году вышла замуж за «простолюдина» Ёсики Курода. В результате Саяко лишилась титула принцессы.

image Их любят и ненавидят, возносят до небес и подвергают критике, представляют как символ демократической эпохи и доказательство полного падения нравов: это простолюдины, вступающие в брак с членами королевских семей. Мы не станем рассказывать о личной участи тех, кто заключил морганатические браки. Мы попытаемся проанализировать столь редко поднимаемый вопрос о том, почему эти браки стали порядком вещей в наши дни и чем чреваты они в будущем. Мы поговорим о будущем монархической власти как таковой.

Проблема гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд, и не стоит сводить ее к спору о том, насколько «стильны» или «вульгарны» новоявленные принцессы и принцы-консорты. За разговорами о нарядах, шляпках, сумочках и туфлях в большинстве случаев скрываются личные симпатии и антипатии к простолюдинам, которые входят в королевские семьи, ведь не секрет, что многиеimage из нас эмоционально идентифицируют себя с ними. Есть люди, которые всем сердцем на стороне простолюдинок, поскольку именно благодаря им сказка о Золушке становится реальностью. Видеть, как простая девушка возвышается до титула принцессы — почти стать принцессой. Разве грешно мечтать о том, как ты носишь корону, наряжаешься в роскошные платья и даешь большой прием? Этим людям очень нравятся подобные мечтания. Есть и те, кто придерживается совершенно противоположного, но не менее романтического мнения: принцы и принцессы должны непременно быть рождены в королевских семьях. «Голубая кровь» — источник особой ауры благородства, она выделяет человека из общей массы. Но это уже другая история.

Причины и последствия

История мезальянсов берет свое начало с тех пор, как британский король Эдуард VIII был вынужден отречься от престола, женившись на дважды разведенной американке . Это был первый в истории Великобритании морганатический брак, люди всего мира, главным образом, представители стран со статусом республик, горячо поддерживали эту пару и настаивали на праве Эдуарда жениться на любимой женщине. Они не понимали, почему Парламент отменил свое согласие на брак двух любящих сердец. Так Эдуард VIII и Уоллис Симпсон стали романтическим символом влюбленных, которые не побоялись бросить вызов общественным условностям, чтобы навеки быть вместе. Для множества людей законы, регулирующие принципы заключения брака коронованных особ Объединенного Королевства — не более чем «досадный и бессмысленный анахронизм».

Следующее поколение стало свидетелем скандальной истории принцессы Маргарет, которая хотела выйти замуж за полковника Питера Таунсенда, разведенного представителя высшего общества, а затем, не выдержав натиска противников такого брака, рассталась с Таунсендом и стала женой другого простолюдина, Энтони Армстронг-Джонса (которому после вступления в брак был пожалован титул графа Сноудона). Брак этот не принес счастья супругам, оба обладали взрывным характером, и брак был расторгнут спустя 18 лет после заключения. Этот эпизод, пожалуй, является важнейшим ключом к пониманию причин благосклонного отношения общества к мезальянсам при дворе. Идея «они должны быть вместе, потому что любят друг друга» положила начало общественному одобрению морганатических браков. Что плохого в том, что принц или принцесса вступят в брак с особой, в жилах которой нет ни капли королевской крови? Разумеется, большинство монархических брачных союзов заключалось с учетом интересов семьи и геополитических соображений, однако история свидетельствует и о глубоких чувствах между супругами-монархами. Одной из самых известных любовных историй является брак Николая и Александры Романовых, последних императоров России, есть и другие факты. Любовь — это чувство, которое может возникнуть в любом сердце — будь то сердце монарха или простолюдина. К несчастью, бытует мнение, что только простым людям свойственна искренность и простодушие.

Однако любовь — вовсе не исключительная причина для мезальянса. Чтобы влюбиться в человека, нужно быть с ним хорошо знакомым. В прошлом монархи практически не общались с простым людом, их круг ограничивался придворными. Они участвовали в королевских торжествах, несли свои обязанности как истинные правители собственных государств, взаимодействовали с себе подобными. Их дети никогда не бывали в среде простых детей, и знались только с равными, жизнь народа была им неведома. Поэтому вполне естественно, что их браки планировались заранее. Скажем, Николай Романов и Александра Гессенская полюбили друг друга, встретившись на свадьбе Елизаветы Гессенской, сестры Александры, и Великого князя Сергея. Сегодня у монархов жизнь более открытая, если можно так выразиться: они посещают обычную школу, работают за пределами дворцов, посещают различные мероприятия, где могут общаться с простыми людьми. Стоит ли удивляться, что в этом случае они вполне могут встретить того, кто разделяет их взгляды на жизнь и имеет похожие вкусы. И не обязательно это будет особа королевской крови.

Еще одной важной причиной этого явления может быть то, что представители аристократии перестали считать себя иными, непохожими на остальных, они теперь не желают быть отстраненными от реалий общества. С одной стороны, положительный момент определенно налицо: такая уверенность может положить конец высокомерию и заносчивости некоторых спесивых монархов, в то же время существует опасность и для монархии как таковой. Недостаток понимания собственной непохожести заставляет монарха думать, что он не имеет никакого отношения к тому, что связано с придворной жизнью: другими словами, он будет уверен, что ничем не отличается от богатого промышленника или мировой знаменитости. Глубоко изучив этот вопрос, можно прийти к выводу о том, что отчас ти это явление объясняется переменами, произошедшими в самой монархической власти. У нового поколения царственных отпрысков практически отсутствует знание о том, какие ценности разделяли их предки, какой образ жизни они вели. Именно поэтому они не понимают, кто они и почему занимают самое высокое положение в собственных странах.

Большинство людей, считающих себя противниками неравных браков, обвиняют простолюдинов, рвущихся к трону, в сибаритстве, корыстолюбии, алчности, пошлости и других грехах, которые еще недавно считались абсолютно недостойными особ королевской крови. А так ли они неправы? Вместе с тем, не стоит забывать и другую сторону вопроса, а именно, тех, кто наделен королевской властью. Да-да, принцев и принцесс по рождению. Если молодой кронпринц влюбляется в девушку, которая воспринимается двором и обществом как плохо воспитанная, малообразованная и легкомысленная, которая одевается так, как не подобает принцессе, стоит задуматься о его вкусах и взглядах на женщин в целом. Если ему нравятся девушки такого рода и наделенные подобными «качествами», возможно, у него самого имеется хотя бы часть из них. Кроме того, если кронпринц или принцесса крови посещают места, где определенно можно встретить достаточное количество «вульгарных» и «легкомысленных» особ, вероятно, они выберут и соответствующий образ жизни. Итак, проблема заключается не в одном лишь третьем сословии, но и в тех, кто по рождению наделен королевским достоинством. А еще, и, очевидно, в гораздо большей степени, в уровне современной культуры.

Ярким примером этому является громкий роман кронпринца Норвегии Хаакона, который остановил свой августейший взгляд на простой девушке . Выбор принца наделал немало шума. Молодой и симпатичный Хаакон выбрал в невесты девушку с «бурным», как она сама выразилась, прошлым. Кроме того, она была замужем за наркоторговцем, от которого остался четырехлетний сын. Даже для столь либеральной страны, как Н орвегия, репутация будущей королевы оказалась слишком скандальной, и Парламент был близок к тому, чтобы запретить заключение этого союза. Но стоило бы напомнить, при каких обстоятельствах состоялось знакомство молодого кронпринца и его будущей супруги: их встреча произошла на пивном фестивале в Кристиандсанде, во время грандиозного рок-концерта. Заметим, что в современном мире (особенно после того, как королева Великобритании пожаловала рыцарский титул одному из Битлов) рок стал главным музыкальным течением. Международный истэблишмент благосклонно относится к рок-музыкантам и даже содействует распространению рок-музыки. Но вряд ли кто-либо станет отрицать тот факт, что рок возник как мятежное движение, выступающее против традиционных ценностей и эстетических устремлений. В то же время монархия призвана защищать эти ценности, ведь она и сама есть часть традиции. Большинство текстов роковых композиций ниспровергают основы классической и народной культуры. Нам может нравиться или не нравиться рок-музыка сама по себе, но мы обязаны признать, что это движение объявило себя врагом главных устоев монархии — семьи, Бога и государства. И если кронпринц посещает такие концерты, он противоречит сути своего статуса, забывая о том, что он является представителем древней королевской династии и вождем народа, которым в скором времени ему доведется править. Разумеется, кронпринц не должен быть реакционером, но все же обязан соблюдать верность традиции, хотя бы в какой-то мере. В противном случае его роль теряет смысл, ибо он призван представлять «вечные ценности» своего народа. Мы осуждаем не рок-музыку как таковую, но вкусы и пристрастия кронпринца и то, почему он взял в жены особу, которая определенно «выпадает из его круга». Факт остается фактом: Метте Марит совершенно не напом инает воспитанную, религиозную романтическую девушку, и не важно, принадлежит она к аристократии или нет. И в этом вся проблема.

Еще одной причиной, порождающей проблему морганатических браков, является то, что многие молодые монархи посещают государственные или частные высшие учебные заведения, и нередко за рубежом. Они попадают в среду молодых людей самого различного происхождения, общаются с ними, влюбляются. Не имея в этом окружении аристократов, не общаясь с равными себе, они выбирают в партнеры людей простых. Более того, практически повсеместно они бывают в обществе обыкновенных людей, и даже если встречаются с молодыми аристократами, находят их общество невероятно скучным. Помнится, в бурные 90-е годы редакция журнала Point de Vue (французское издание, публикующее статьи о королевских домах Европы) организовала летний круиз молодых членов монархических династий. Попытка способствовать развитию романтических отношений между молодыми аристократами с треском провалилась. Журналистам во что бы то ни стало хотелось соединить испанского принца Фелипе и Татьяну Лихтенштейнскую, Викторию, принцессу крови из шведской королевской семьи с наследником нидерландской короны ом. Когда они поняли, что одному из этих молодых престолонаследников придется отречься от короны, то посчитали норвежскую принцессу Марту Луизу приемлемой парой для испанского принца. Однако молодым захотелось более «пикантных» отношений. Принц Астурии женился на разведенной тележурналистке, объявившей себя «республиканкой», за наследницей шведской короны активно ухаживает тренер по гимнастике и владелец спортивного комплекса по имени Дэниел Уэстлинг, принц Виллем-Александр избрал себе в спутницы аргентинку, выпускницу экономического факультета, работавшую в отделении Deutsche Bank в Нью-Йорке. Кстати, ее отец был членом правительства Вайдела. Румяная принцесса Марта Луиза сменила платья в романтическом стиле на экстравагантные наряды и вышла замуж за писателя-постмодерниста Ари Бена, творчество которого трудно назвать классическим. Принцесса Марта Луиза придерживается особых взглядов на религию, что может быть совершенно естественно для простого человека, но опасно для правителя, призванного воплощать в себе вечное наследие нации, элементом которого есть религия.

Читать дальше Page #

Найдено 1 определение —> БРАК МОРГАНАТИЧЕСКИЙ англ. marriage, morganatic; нем. Ehe, morganatische. Брак, заключаемый между партнерами разного соц. статуса. В соответствии с заключаемым при Б. м. брачным контрактом, дети, рожденные в таком браке, считаются законными, но ни они, ни родитель низкого соц. статуса не наследуют богатства и титулов родителя и супруга, обладающего высоким соц. статусом. БРАК НЕФОРМАЛЬНЫЙ — англ. marriage, informal; нем. Ehe, informelle. Семейное сожительство, не оформленное законом.

Источник: Большой словарь по социологии, проект www.rusword.com.ua

Перейти к навигацииПерейти к поиску

Морганати́ческий брак (слово «морганатический» неясного происхождения, по одной из версий, от нем. Morgengabe — утренний подарок мужа новобрачной) — брак между лицами неравного положения, при котором супруг (или супруга) более низкого положения не получает в результате этого брака такое же высокое социальное положение. Морганатический брак является частным случаем мезальянса.

В Европе[править | править код]

Понятие морганатического брака появилось в законодательстве германоязычных стран и Российской империи на рубеже XVIII и XIX веков во избежание браков членов царствующих домов с их собственными подданными. Монархи и члены их семей должны были заключать браки исключительно с равнородными особами, в противном случае они теряли право на престолонаследие. Понятие «равнородности» во многом было фикцией: равнородными признавались не только члены ныне правящих династий, но и представители многочисленных немецких родов княжеского и даже графского достоинства, медиатизированных при роспуске Священной Римской империи в 1806 году. Равнородность потомков правителей прочих упразднённых государств — будь то герцоги Курляндские, цари Грузии или крымские ханы — была под вопросом.

Строгость запретов на морганатические мезальянсы в разных странах значительно варьировалась, а во Франции и Великобритании понятие морганатического брака вообще не было известно (хотя британский король Эдуард VIII предпочёл отречься от престола после скандального брака с дважды разведённой американкой Уоллис Симпсон). Даже в Германии, в случае необходимости, про запрет на морганатические союзы могли «забыть»: так, престол великого герцогства Баденского на протяжении нескольких десятилетий занимал Леопольд I, матерью которого была обычная баронесса. Если морганатический союз был санкционирован правящим монархом, то неравнородному супругу, как правило, давался подобающий титул (светлейшего князя, графа и т. п.), который наследовали и рождённые в браке дети.

К началу XX века в Германии сформировался круг морганатических потомков монархов и членов их семей, представители которого иногда заключали браки между собой, а иногда — и с коронованными особами (в тех странах, где морганатические союзы не были под запретом). Так, Виктория Евгения Баттенбергская (из рода Баттенбергов, морганатической ветви Гессенского дома) вышла замуж за испанского короля Альфонсо XIII и стала королевой. Другие известные морганатические семейства — Гогенберги (потомки австрийского престолонаследника Франца Фердинанда и Софии Хотек) и Меренберги (происходят от брака Николая Вильгельма Нассауского с Н. А. Пушкиной-Дубельт).

В России[править | править код]

В России запрет на морганатические браки был официально закреплён Законом о престолонаследии, принятым после восшествия на престол Павла I с целью исключения возможности передачи престола в обход «законного» наследника (как чуть было не произошло с ним самим). Каждый следующий монарх получал власть на условиях данного закона, что делало его изменение фактически невозможным. Член императорской фамилии, вступивший в морганатический брак, сам не лишаясь права на престол, терял его для своих потомков от такого брака. Именно с этим обстоятельством, в частности, связан отказ великого князя Константина Павловича стать наследником Александра I, что спровоцировало восстание декабристов.

В разделе «О гражданских правах Членов Императорского Дома» его первая часть была посвящена браку: статья 139 утверждала, что «на брак каждого лица Императорского Дома необходимо соизволение царствующего Императора, и брак, без соизволения сего совершённый, законным не признаётся». В следующей статье говорилось: «По соизволению царствующего Императора, члены Императорского Дома могут вступать в брак как с особами православного исповедания, так и с иноверцами. Особо подчёркивалось, что дети, рождённые от брака, на который не было соизволения царствующего императора, не пользуются никакими преимуществами, Членам Императорского Дома принадлежащими».

Расторжение брака осуществлялось «по положению Святейшего Синода, с утверждения Императора». Этому члену разрешалось «вступать в новый брачный союз, когда, по причинам расторжении брака предшествующего, сие непротивно правилам Церкви».

Согласно статье 188 Основных Законов Российской империи «лицо Императорской фамилии, вступившее в брачный союз с лицом, не имеющим соответствующего достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или владетельному Дому, не может сообщить оному прав, принадлежащих Членам Императорской фамилии».

Высочайшим Указом Александра III от 23 марта 1889 года членам Императорского Дома были запрещены браки с неравнородными лицами. Сила указа была несколько ослаблена Именным Указом Николая II от 11 августа 1911 года, который запрещал их только великим князьям и великим княжнам, разрешив для князей и княжон императорской крови.

Статья 188 отказывает жене и детям лица императорского Дома, вступившего в неравнородный брак, в возможности быть признанным членом Императорского Дома — главным образом для особы, с которой заключён морганатический брак, но при этом брак осуществлялся с соблюдением всех церковных и государственных законов, с разрешения царствующего государя, что и делалось в действительности. По законам Российской империи жена и дети от морганатического брака не имели права носить фамилию мужа и отца, не пользовались ни его титулом, ни его гербом[1].

В XXI веке[править | править код]

В современной Европе законы, некогда регулировавшие морганатические браки, отменены. Престолонаследники и престолонаследницы Великобритании, Испании, Нидерландов, Бельгии, Люксембурга, Монако, Дании, Швеции, Норвегии могут вступать в брак с особами некоролевского происхождения, тем не менее их дети будут наследовать престол.

Редким современным примером монархии, сохраняющий положения о морганатических браках, является Япония, где продолжают действовать законы, запрещающие такие браки для членов императорской фамилии. Например, в результате свадьбы в 2005 году c простолюдином Ёсики Куроду дочь императора Акихитопринцесса Саяко лишилась титула принцессы.

Примечания[править | править код]

  1. Манько А. В. Брачные союзы Дома Романовых. — Вече, 2010.

Ссылки[править | править код]

  • Морганатический брак // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
image Престолонаследие
Основные понятия

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий