Что такое Чистилище? Значение и толкование слова chistilische, определение термина

В«ЧистилищеВ» 1997 г. — военная драма, основанная на трагических событиях штурма Грозного зимой 1994—1995 года. Производство Россия. Режиссер Александр Невзоров.

Рейтинг КП: 7,776 IMDb 7,10

Фильм основан на реальных событиях, но в отличии от фильма 131-я отдельная мотострелковая бригада в реальности вела бой не за больничный комплекс, а за железнодорожный вокзал. Бои за больничный комплекс, северо-восточнее здания Совмина, 1—4 января вёл 1-й мотострелковый батальон 255-го гвардейского мотострелкового полка 20-й гвардейской мотострелковой дивизии. 2 января на помощь окружённому батальону прибыл усиленный батальон из состава 74-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады.

Министерство обороны РФ отказало Невзорову на съёмках в своей поддержке. По словам Невзорова, В«они мне выставили счет за всё, что я просил, и там за каждую стреляную гильзу я должен был заплатить… 5 или 6 тысяч рублей! А мне их нужны миллионы, потому что стреляными гильзами засыпано всё в местах ведения боевых действий. Видимо, армия прочла сценарий и осталась недовольна. Поэтому помощь нам оказали внутренние войска. В массовках снимались солдаты, прошедшие через Чечню.

Съемки проходили под Санкт-Петербургом, в Сестрорецке. Условия работы актеров были фактически приближены к боевым. Во-первых, руин вокруг было столько, что можно было подумать, что война шла не в Чечне, а непосредственно в Сестрорецке. А во-вторых, над кинематографистами буквально издевалась погода: фильм начали снимать при температуре -22 градуса, а закончили при +4 — и все это в течение одной зимы. То шел снег, то была слякоть, и все жались к единственной печке, стараясь согреться, — от девушек-реквизиторов до артистов-негров, которые в картине сражаются на чеченской стороне. Когда же съемки были завершены и артисты приступили к озвучиванию картины, на дворе стояло уже лето, довольно жаркое. Кондиционер включать было нельзя, чтобы шум не мешал работе, и температура в студии порой доходила до + 50.

По слухам, на роль Дукуза Исрапилова пробовалсяВ  Шон Бин. Но по причине того, что актёр В«очень английскийВ», было решено упростить образ чеченского командира.

Героя Вячеслава Бурлачко (позывной В«КобраВ») озвучивает октавист Петербургской капеллы Александр Орт, человек с одним из самых низких в мире голосов.

В сцене, когда убитого танкиста снимают с креста (1:50:03), после слов одного из солдат В«Несите, неситеВ» отчетливо видно, как танкист моргает.

Роль Дукуза Исрапилова является первой главной ролью актера Дмитрия Нагиева

В фильме на автомате Нагиева и на других автоматах, и особенно пулемётах (например, на РПК спецназовца В«ГюрзыВ»), видна насадка для стрельбы холостыми патронами.

В фильме солдаты не раз В«проходятсяВ» ругательствами по бездарным действиям командования, а полковник Суворов однажды даёт понять, кто несёт ответственность за происходящее: В«Хороший, бля, подарок от российских военкоматов Джохару Дудаеву, и лично от Паши Грачёва!В» — скажет он, когда речь зайдёт о молодых солдатах.

Прототипы:

1) гвардии полковник Виталий Суворов — полковник Иван Савин, командир 131-й отдельной мотострелковой бригады, Герой Российской Федерации (посмертно).

2) Дукуз Исрапилов — полевой командир Хункар-Паша Исрапилов.

3) Игорь Григоращенко — участник штурма Грозного (1994—1995) старший лейтенант Игорь Григорашенко (Невзоров встретился с ним в январе 1995 года во время съёмок своего документального фильма В«АдВ»)

5) Костя В«ПитерскийВ» — Константин Мосалёв (В«ЧерепВ»), разведчик отдельной разведывательной роты 166 омсбр.

Еще пару кадров со съемок:

P.S. Фильм жесткий, снят очень правдоподобно (несмотря на ляпы). Слабонервным лучше не смотреть (сам не осилил сцену похорон танком). И все таки приятного просмотра!

P.P.S Тег «Жесть» все-таки поставлю.

image

Душа человека в ходе бытия обычно набирает в свои тонкие оболочки грязные энергии. От них она частично освобождается при сбрасывании временных оболочек, а частично при других процессах очищения.  Некоторые нежелаемые энергии (энергии, не соответствующие тому Уровню, который задаёт закономерность последовательного построения) проникают в постоянные оболочки и даже матрицы, поэтому их приходится чистить особыми методиками, чтобы строить иерархические конструкции. Все не планируемые энергии выявляются в структуре души заранее.

Суд разбирает ситуации жизни человека, прорабатывает их нравственную сторону, правильность и ошибочность действий; всё разбирается с целью повышения сознательности человека, повышения его морали. Далее душу передают в особое помещение — технический отдел, где специалисты через специальные аппараты просвечивают её внутреннее строение и определяют, какие качества построены правильно, в каких имеются нарушения, какие ячейки матрицы заполнены, а какие ещё требуется достраивать. Определяются Уровни энергий, качество их соединений и прочие характеристики накопленных энергий и сделанных построений. Делаются технические выводы по качеству полученных построений, определяется брак, который подлежит удалению, а энергии, не способные обеспечить в строении требуемую последовательность и прочность, относят к браку для людей среднего и высшего Уровня.

Все эти данные передаются сначала в Чистилище, а затем программистам для построения новых программ, позволяющих сделать последующие построения в тонких конструкциях души. Также технические работники определяют все затраты энергий на ситуации жизни человека, полученную энергоприбыль и его энергетические задолженности. Так что после Суда душа обязательно проходит техническую обработку по точному анализу всех энергий, содержащихся в ней на последний момент, и произведённых затрат. Только после этого её передают на обработку в Чистилище.

Оно очищает строения души от ненужного только на основе указаний данного технического отдела.

Чистилище представляет собой конструкцию тонкого плана, предназначенную для очистки души от всего ненужного, неправильно построенного, не обеспечивающего нормального функционирования души в будущем. Для тех Сутей, которые живут в данном мире, это такая же реальная конструкция, как для нас реальна и зрима Останкинская телебашня. Но это — техническое сооружение. Чистилище построено на выполнение ряда операций, связанных с душами, сбором от них негативных энергий, их переработкой и дальнейшими манипуляциями с энергиями других типов.

Душа попадает в Чистилище разу же после Суда и технического отдела. Очищают обычно всех, так как за время жизни волей-неволей человек набирает в свои оболочки так называемые «грубые» и незапланированные энергии. Если он не совершает чего-то низкого и недостойного сам, то видит, как это делают другие, просматривая телепередачи, кинокартины, читая книги, журналы. И если всё увиденное или прочитанное не соответствует требованиям морали, то это, как грязь, оседает в душах. А поэтому их приходится чистить.

В Чистилище также проводится специальная работа с душами в форме внушения. Но это предпринимается для определённой категории душ, набравших энергии недостаточного качества, т.е. это не грешники, а ошибающиеся. Внушения проводятся через те ситуации, которые человек прошел неправильно. Душа проходит их заново, но уже в ином мире.  Она вновь переживает эти моменты, и за счёт переживаний и раскаяния происходит её очистка. На подобную очистку тоже составляются конкретные программы. Каждый слой-фильтр обладает своими программами очистки.

Высокие души набирают мало таких негативных энергий, поэтому особо и не страдают при очистке от них. Праведники не испытывают никаких мучений, им присуща только лёгкая очистка.

Каждая душа очищается на соответствующем ей Уровне и заодно проходит сеансы внушения. Но каждое тело всегда находится на равноценном ему Уровне, поэтому, например, астральное тело будет проходить очистку в эквивалентном ему плане и не сможет попасть выше, в ментальный слой.

Степень очистки души проверяется специальными машинами. И в конце процесса аппарат отключается.

Всеми процессами в Чистилище управляют разумные Личности из отрицательной  Системы. Так как это всё неприятные действия, положительные Личности этим не занимаются.

Однако некоторые души и до очистки не доходят. Всё решается на Суде. Очистку проходят только те души, которые продолжат своё эволюционное развитие. Но есть такие души, которые провели никчемную жизнь, накопили много низких энергий, погрязли в грехах и пороках, ничем не интересовались в жизни, кроме как удовольствиями. Такие души пускают на раскодирование, то есть полное уничтожение как личности.

Поделись знанием: Материал из Википедии — свободной энциклопедии Перейти к: навигация, поиск

Чистилище
Жанр

военный фильм, фильм ужасов, триллер

Режиссёр

Михаил ЕрмоловАлександр Невзоров

Продюсер

Александр НевзоровБорис Березовский

Александр Невзоров

Виктор СтепановДмитрий НагиевСергей Рост

Оператор

Виктор Михальченко

Композитор

Андрей Щепелев

Кинокомпания

ОРТ Видео

Длительность

115 мин.

Страна

Россия  Россия

Год

1997

IMDb

ID 0846774

Выход фильма «Чистилище»

К:Фильмы 1997 года

«Чисти́лище» — фильм Александра Невзорова о начале первой чеченской войны.

Сюжет

В центре сюжета бои за комплекс городской больницы в Грозном, занятом российскими войсками во главе с потерявшим во время снайперского обстрела глаз полковником Виталием Суворовым с радиопозывным «Сугроб» (Виктор Степанов). 4 января 1995 года группа боевиков во главе с полевым командиром Дукузом Исрапиловым (Дмитрий Нагиев) окружают больницу и приступают к штурму. На стороне чеченцев сражаются добровольцы и наёмники: афганские моджахеды, арабы, негры, националисты из УНА-УНСО, снайперши из Прибалтики. Положение осложняется ещё и тем, что из-за отсутствия связи со штабом и другими подразделениями федеральных сил, обороняющихся «обрабатывает» своя же артиллерия. На помощь «Сугробу» прорывается группа разведчиков («Питерский», «Кобра» и «Холостяк») из спецназа ГРУ на грузовике с грузом 200.

После этого спецназовцы, удостоверив свои личности, соединяются со своим товарищем («Гюрза»), воюющим в составе федеральных сил, ведущих бой за хирургический комплекс вышеупомянутой больницы. В ходе ожесточённых боёв мотострелки теряют хирургический комплекс и еще как минимум один корпус, понеся тяжелые потери («Кобра» упоминает про 40 погибших солдат в одном только хирургическом). Суворов и Исрапилов ведут диалог в эфире. В ходе одного из сеансов связи Дукуз «рекомендует» полковнику «убрать мертвецов», так как он не сможет удержать афганцев от издевательств над мёртвыми (ранее показывалось как афганцы отрезали головы российским военнопленным и отстреливали их при помощи РПГ на позиции федералов, деморализуя молодых солдат; позже есть сцены где боевики мочатся на трупы погибших военнослужащих). «Сугроб» приказывает единственному оставшемуся у него танку «хоронить ребят», то есть уничтожить трупы при помощи гусениц танка. После объяснения причин таких действий, командир танка (позывной «Коробочка-2») соглашается выполнить приказ. Трупы уничтожаются, а бойцы ГРУ отдают солдатам «салют» залпом из своего оружия.

Далее «Сугроб» требует объяснить отсутствие действий со стороны спецназовцев (имея на это некоторые основания — спецназовцы до этого времени почти никак себя не проявили), объясняя необходимость действий с их стороны тем, что у полковника лишь они (спецназовцы) и танкист являются боеспособными солдатами. Спецназовцы находят командира танка и предлагают ему подбросить их до больничного корпуса, где закрепились чеченцы. Наводчик протестует, уверенный в том что их сожгут боевики, но командир после недолгих колебаний соглашается на авантюру. В ходе вылазки ему удаётся забросить бойцов спецназа к корпусу и самому отвлечь внимание боевиков на свой танк.

Несмотря на постоянное маневрирование и использование остовов машин в качестве укрытий от огня РПГ, боевикам удаётся обездвижить танк, повредив ему ходовую часть. Механик-водитель танка погибает. Исрапилов предлагает командиру танка Игорю Григоращенко перейти на сторону Ичкерии, обещая хорошее вознаграждение. Командир боевиков показывает Игорю перехваченный боевиками пакет с листовками «Груз 200» — единственное, что по его словам, российское командование подготовило к войне. У Григоращенко получилось вытребовать у Дукуза пять минут на размышления. Затем Игорь выходит на связь с «Коброй», объясняет ему свою диспозицию и уточняет местоположение пулемётных гнёзд противника.

Григоращенко, идя на верную смерть, обстреливает из танковой пушки корпус больницы, убивая большое количество боевиков. Оставшиеся в живых боевики расстреливают танк из гранатомётов, выволакивают оттуда потерявшего ноги и часть руки Григоращенко, и распинают его на кресте из деревянных балок. В это время «Сугроб», получив радиосообщение от «Кобры» об уничтожении спецназовцами чеченских снайперов и больших потерях среди боевиков от огня «Коробочки-2», собирает все силы, в том числе и раненых, и неся тяжёлые потери выбивает боевиков из больницы. В титрах указывается, что через несколько дней больничный комплекс был вновь занят чеченскими подразделениями.

Картина снята в натуралистической манере — фильм изобилует крайне жестокими сценами насилия. Всё экранное время занимают интенсивные боевые действия, снятые в псевдодокументальной манере.

В ролях

Прикладные словари

Финансовый словарь Большой бухгалтерский словарь Медицинский словарь Морской словарь Социологический словарь Сексологический словарь Астрономический словарь Бизнес словарь Политический словарь

Справочные словари

Биографический словарь Словарь эпитетов Словарь курортов Словарь русских технических сокращений Этимологический словарь Фасмера Словарь иностранных слов Словарь фразеологизмов Словарь географических названий Словарь символов Словарь синонимов Словарь нумизмата Словарь имён Словарь мер Словарь русских фамилий Этнографический словарь Словарь лекарственных растений Словарь народов

Толковые словари

Энциклопедический словарь Словарь Ефремовой Энциклопедия Кольера Энциклопедия Брокгауза и Ефрона Толковый словарь Ушакова Словарь Ожегова Словарь Даля

Жаргонные словари

Словарь наркотического сленга Словарь воровского жаргона Словарь молодёжного слэнга Словарь компьютерного жаргона

Гуманитарные словари

Исторический словарь Религиозный словарь Словарь по мифологии Библейская энциклопедия Словарь по искусству Философский словарь Словарь логики Психологический словарь

Технические словари

Архитектурный словарь Джинсовый словарь Словарь по ландшафтному дизайну Автомобильный словарь Кулинарный словарь Строительный словарь Полиграфический словарь Словарь моды

«Чистилище»

Автор сценария, режиссер и продюсер А.Невзоров Оператор В.Михальченко Художник Ю.Пашигорев Композитор А.Щепелев Генеральный продюсер Б.Березовский В ролях: В.Степанов, Д.Нагиев, Р.Жилкин, В.Бурлачко и другие AGN CompanyРоссия1997

К разговору о режиссерском дебюте Александра Невзорова журнал обращается впервые, и тем не менее мы ставим эту подборку в подрубрику «Послесловие». Почему? Во-первых, потому что все слова (в основном нелицеприятные) о фильме уже были высказаны в прессе в марте, сразу же после показа его на ОРТ. Другая — более существенная — причина состоит в том, что именно в дискуссионном «Послесловии» наиболее адекватно может выразить себя редакционная позиция, на этот раз не лишенная серьезных и, наверное, неизбежных внутренних противоречий.

Слишком уж сложен и неоднозначен предмет, которого с обычной своей агрессивностью решился коснуться Невзоров. Слишком много привходящих обстоятельств связано с одиозными фигурами А. Невзорова и его вдохновителя и инвестора Б.Березовского.

Кажется, именно на эти привходящие обстоятельства и откликнулись прежде всего яростные (не менее, чем сам Невзоров) его критики. Иначе просто не объяснить тот девятый вал праведного гнева, который был обрушен на Невзорова, уже давным-давно не существующего ни в одном из актуальных контекстов и сегодня представляющего интерес лишь в весьма далекой от собственно нравственной и художественной проблематики «войне банков» в качестве ставленника Березовского. Не случайно особое разоблачительное усердие проявили публицисты-«онэксимовцы». Не случайно, видимо, и то, что в большей части публикаций о «Чистилище» аналитическую аргументацию решительно потеснили чисто пропагандистские «запрещенные приемы». Вполне уместной, скажем, оказалась негативная оценка картины, которую ни зрители, ни сам пишущий о ней критик в момент публикации еще не видели. Сгодилось и банальное передергивание цитат из Невзорова (вместо «сладости чувства ненависти к войне» — просто «чувство ненависти»), и даже удивительное для либералов и гуманистов стравливание Невзорова с Березовским на почве русско-еврейского антагонизма («…задевать национальные чувства генерального продюсера даже Невзоров не посмеет»). Когда цель оправдывает средства, конечно же, и средства эту цель изобличают.

Косвенно в газетной буре проявилось и то чувство коллективной вины за Чечню, которое сделало саму чеченскую тему в значительной степени табуированной, и прежде всего в сознании демократической общественности, неизбежно разделяющей ответственность за случившееся преступление со своими политическими лидерами. Максимально возможное приближение к теме, не бередящее рану, продемонстрировал С.Бодров в «Кавказском пленнике» — почему и был снисходительно, но обласкан. Что же касается Невзорова, который абсолютно хладнокровно и безжалостно нарушил все «чеченские табу» и проявил абсолютную непочтительность к либерально-демократическим комплексам и травмам, то он, как и следовало ожидать, получил сполна и наотмашь. Но вопрос о реальном значении сделанного Невзоровым сильного жеста, конечно же, экстремистского и связанного в истоке с патриотическим «фундаментализмом», остался открытым. В этой ситуации нам показалось важным не сводить счеты, а предпринять пусть и рискованную на фоне всеобщей демократической ненависти к фильму, но необходимую для нас самих, виноватых, попытку хотя бы приблизительно оценить реальные параметры осуществленного Невзоровым взрыва.

Многое в его фильме противоречит даже здравому смыслу. Ну, какой, скажите, может быть развернутый диалог в эфире между чеченским и российским командирами в ходе тяжелого боя, не прекращающейся перестрелки. Такое ощущение, что война сама по себе, а командиры, которым надо выяснить отношения, сами по себе. Все знают, что радиоперехваты случались частенько, в некоторых подобных разговорах я и сам участвовал, но это не были диалоги в постоянном режиме, они были совсем не похожи на красивые психологические поединки. То же самое и сцена с танкистом: вдруг бой прекращается и чеченский командир начинает, взобравшись на броню российского танка, перекупать танкиста. С точки зрения военной реальности, это абсурд. Чеченцы брали в плен и предлагали сотрудничество, но ведь не так, не во время боя. Возникает подозрение, что Невзоров и боя-то толком не видел и точно так же, как в свое время в Прибалтике, лишь инсценирует свои весьма условные представления о случившемся.

А история с монструозными литовскими снайпершами, которые метят солдатикам в гениталии и затем получают «симметричный» ответ от нашего снайпера-новичка?.. Нечего сказать, красивая, по-невзоровски красивая идея. Но какой может быть обмен точными ударами в ходе беспорядочного, слепого боя, когда своих-то не различают, а не то что кто кому и куда попал. Вообще в основе этого сюжета лежит одно из распространенных пропагандой преданий о «белых колготках». Насколько я знаю, следы «белых колготок» обнаружить в действительности так и не удалось. Единственная и малоправдоподобная история, которую мне довелось прочесть в сводках, гласила, что наемницу-снайпершу взяли в плен, но когда везли ее на вертолете, она так беспримерно нагло себя вела, что команда вертолета выбросила ее за борт. Так что след «белых колготок» был потерян. То же самое и с наемниками, которые, по Невзорову, составляют чуть ли не основу чеченской армии. Не могу утверждать, что наемников вообще не было. Сам я видел только наемников с Украины. Но те два «арабских наемника» из Йемена, которых раскручивала шахраевская пропаганда, оказались представителями коммерческих структур, пытавшимися унести ноги из Чечни, на чем и попались. Во всяком случае, показанный Невзоровым афро-афганский шабаш с отрезанием головы у новобранца в духе жертвоприношения Вуду — чистейший, не имеющий отношения к реальности кровавый балаган. Не говорю уж о том, что послать отрезанную голову в расположение российских войск, привязав ее к заряду гранатомета, мог только человек абсолютно неосведомленный в том, как действует боевая техника.

Теперь вообще о зверствах, которые так нравится смаковать Невзорову. В этом вопросе, и не только в его картине, существует большая путаница. По версии Невзорова, скажем, главные головорезы, конечно же, чеченцы, но наши, как свидетельствует в финале картины полковник, головорезы не хуже чеченцев. В официальных чеченских заявлениях по поводу «Чистилища» говорится, что Невзоров все исказил и нет душегубов хуже, чем русские солдаты, которые вскрывали животы беременным женщинам. Мне кажутся несправедливыми обе версии: и про разнузданный садизм чеченцев, и про русских, которые не уступали даже туркам эпохи резни в Армении.

Поначалу до штурма Грозного никто никого вообще не хотел ни резать, ни убивать. Преобладающее настроение среди солдат и офицеров в первые дни после вступления в Чечню федеральных войсковых соединений было следующим — почти дословно цитирую то, что приходилось слышать: «Депутаты, что вы здесь делаете? Езжайте в Москву. Вы должны быть там, чтобы нас отсюда вывели. Зачем нас сюда пригнали?» Большинство искренне верило, что дело может кончиться без драки! А потом, когда начались боевые действия, ситуация стала меняться. Потому что пошли бомбежки, обстрелы машин на дорогах. Я сам видел разбитую федералами «скорую помощь». Контрактники, ОМОН и прочие спецподразделения почувствовали себя карателями — они повязали на головы залихватские косынки, закатали рукава и стали играть в войну без правил. Бросить гранату во двор, где заведомо полно женщин и детей, проблем уже не составляло. Не говорю уж про рынок в Шали, который разбили с самолета в базарный день. Сотни жертв среди мирного населения. Типичная акция устрашения.

По моей информации, и в допросах с пристрастием федералы были пионерами. Прежде всего это происходило на специальных пунктах проверки. Один из первых таких пунктов появился в Грозном в районе консервного завода, а потом мы видели следы пыток (электроток, собачьи зубы, рваные раны) и у людей, освободившихся из пункта проверки так называемого (в честь бывшего министра) «куликового поля» под Ассиновской. Немало было найдено и массовых захоронений вблизи расположения воинских частей.

Что же касается чеченских зверств, распятий, например, во время боев за Грозный зимой 1994 — 1995 годов, которые описывает Невзоров, то это неправда. Действительно, сообщалось, что чеченцы распяли восемь русских солдат на оконных переплетах дудаевского дворца. Но я сам в это время был во дворце и никаких распятий не видел. Я видел другое: там же во дворце на раненного в грудь российского капитана бросился раненый чеченец и ударил его кинжалом. Но чеченцы не дали убить капитана. Его сразу же увели и положили в другое место. Наверное, были и менее благополучные ситуации, но все-таки не систематические зверства.

Потом, когда война стала затягиваться, долго муссировались слухи о кастрации русских военнопленных, но ни одного достоверного факта я не встречал: либо информация из третьих рук, либо фотографии огнестрельных ранений в область гениталий, что пытались выдать за свидетельство надругательств. Я говорил с главным врачом центрального госпиталя в Моздоке, через который шел основной поток и раненых, и убитых, и он тоже подтвердил: много раз слышал о кастрациях, но сам никогда не видел.

В первые грозненские дни на зверства просто времени не было, некогда даже было трупы убирать. Они валялись на улицах, их грызли кошки и собаки (одно из самых тяжелых моих военных впечатлений), и я прекрасно помню, с каким священным мусульманским ужасом говорили чеченские боевики и командиры о непогребенных русских солдатиках.

Это не значит, что чеченцы не расправлялись с российскими военными без суда и следствия. Еще как, и я видел пленки, на которых и расстреливают в затылок, и перепиливают кинжалом горло, как баранам. Зачитывают при этом какие-то длинные бумаги, приговоры на чеченском языке, но это все равно самосуд, а не казнь. Прежде всего расправлялись с контрактниками, к призывникам до самого конца войны чеченцы относились терпимо, хотя и с презрением. Кроме контрактников ненавидели еще летчиков. Кстати, расстрелянными в Буденновске заложниками были именно летчики. Что тут скажешь, что было, то было. Не бывает в таких стычках безупречной стороны.

Правда о Чечне, увы, лишена той героики, которую пытается что есть мочи выдавить на экране Невзоров. Но его и не интересует правда, его интересуют псевдогероические фантазии, которые выдают в нем обыкновенного труса, вечно завидующего решительным «нашим», настоящим мужчинам, которые всег-да в одиночку справляются с превосходящими силами противника. «Чистилище» свидетельствует об очень незрелом внутреннем мире автора, который, будучи уже достаточно взрослым человеком, все еще, как видно, пребывает в плену пубертальных соблазнов и вожделений. С моей стороны было бы, конечно, нечестно сказать, что в картине Невзорова все сплошь неправда, целенаправленное искажение фактов и подтасовка. С трудом преодолевая омерзение к чеченскому командиру-хирургу, Невзоров дает ему все же произнести историче-ские слова о том, что федеральные войска пришли в чужой дом, что они превратили в руины больницу и им не за что воевать в Чечне, кроме как за невыданную зарплату. Я даже не ожидал услышать такое в фильме Невзорова. Соответствует действительности и то, что армия в Чечне была подставлена и подставлена бездарно. Прав Невзоров и в том, что на преступную, с точки зрения действующей Конституции, войну погнали в основном новобранцев. Я видел огромное количество военных билетов: это были призывники трех-четырехмесячной давности. Бросили в бой едва умеющих стрелять ребят, почти детей. Никогда не забуду парня в госпитале, который, как только я подходил к нему, вцеплялся в руку и не отпускал, как маленький ребенок. И вот этих новобранцев превратили в пушечное мясо. Гибли они в прямом смысле слова бессчетно. Сцена, вызвавшая наибольшее количество возмущенной критики, где танк «хоронит» погибших, а попросту говоря, закапывает их по приказу полковника в землю, не лишена оснований. Конечно, в действительности делалось это, как правило, без невзоровского эпатажа, просто сваливали трупы в общую яму, а место заравнивали, чтобы забыть о нем навсегда. Количество погибших надо было указывать в сводке, а закопали — как будто и вовсе не было.

Но невозможно не видеть, что даже достоверные факты Невзоров использует не для создания объективной картины. Его не интересует подлинная трагедия чеченской независимости, которая стала трагедией именно потому, что разразилась война. Ведь даже во время штурма Грозного проблема независимости Чечни была еще вполне разрешимой. У меня был интересный диалог с одним из дудаевских вице-премьеров, который прекрасно понимал, что маленькая Чечня не может быть в полной мере самостоятельным государством, что она должна сохранять особые отношения со своей бывшей метрополией, и он перечислил пять пунктов, которые определяют совместные с федерацией полномочия: первый — общая армия, второй — общая граница, третий — общая валюта, четвертый — общий внешнеполитический курс, пятый — совместное управление основными отраслями промышленности. «Позвольте! — сказал я. — Что же тогда остается для суверенитета? Волк на зеленом знамени?» «Да, — сказал мой собеседник, — именно это. Это очень важно. Понимаете?»

То, что в тот момент, благоприятнейший, не смогли договориться, тоже трагедия, трагедия молодой российской демократии. Но и она лежит в стороне от невзоровских интересов. Его волнует прежде всего силовой поединок и жаждет он не проявления глубинных причин и следствий, а простого отождествления с победителем данного конкретного боя.

Не случайно, что главная жертва чеченской трагедии — мирное население, причем прежде всего русское население, которому некуда было бежать, если только не чеченские соседи и друзья, вывозившие русских к своим деревенским родственникам, — вообще остается вне поля зрения Невзорова.

Мне кажется, что главная беда фильма «Чистилище» состоит в традиционном невзоровском пафосе, который, подчас вступая даже в очевидное противоречие с экранными событиями, пробивает себе дорогу как некий авторский итог рассказанной истории: да, «наших» подставили, но силы «наши» поистине богатырские, и победить зверей-чеченцев нам нетрудно, стоит только захотеть. Я не почувствовал в фильме ни горечи, ни сожаления, скорее это призыв к реваншу, к тому, чтобы бить чеченцев, но только обученными силами. Как пели омоновцы, недружелюбно провожая нас с федерального фильтропункта: «Закатаем рукава, Чечню развалим на дрова». Вот это по-невзоровски.

Литературная запись Л.К.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий